ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under биографии


Сильная, очаровательная, хрупкая, женственная. Трудно перечислить все эпитеты, которые бы точно и в полной мере охарактеризовали эту замечательную французскую певицу, покорившую сердца миллионов поклонников на всей планете и, конечно, в России. Искренне и эмоционально Патрисия рассказывает о своей жизни, наполненной яркими событиями, удивительными встречами и тем тонким драматизмом, который свойственен лишь особенно талантливым, ранимым и впечатлительным натурам. Откровенно рассказала певица и про наиболее значимые романы с мужчинами, и, конечно, о Любви – том светлом и великом чувстве, которое сопровождало ее на протяжении всей жизни.

Купить: П.Каас “Тень моего голоса”

«Я прожила словно над собой. Вид сверху. Реальность не для меня. Реальна только сцена. Во всем этом я забыла Патрисию. Я много пела, много любила, много плакала. Но я не говорила. Все эти фразы не мой стиль. В воспоминаниях у меня только изображение. Честное. Перед вами оригинал фильма моей жизни. Комментарий, голос за кадром выключен. Вторая сторона, которую вы никогда не слушали».

Она стала одной из первых европейских звёзд, давших концерт в перестроечном СССР, и по сей день остается символом французского шарма для миллионов россиян. Ею восхищаются, ей поклоняются, о ней говорят. Её называют Мадонной Востока и сравнивают с Марлен Дитрих. В разное время СМИ приписывали ей романы с самыми знаменитыми соотечественниками – от Алена Делона до Жерара Депардье. Говорили о тяжелом детстве звезды – седьмой ребенок в франко-немецкой семье, дочь шахтера и домохозяйки из маленького приграничного городка… Но сама Патрисия Каас всегда очень осторожно делилась с миром сведениями о своей личной жизни, предпочитая оставаться в тени своего голоса. Так продолжалось вплоть до появления этой книги – первой и единственной биографии Патрисии Каас, написанной ею самой и позволяющей понять, что за история стоит за её бархатным голосом и печальным взглядом.
Доверительный тон автобиографии захватывает с первых страниц, раскрывая перед нами непростую жизнь Патрисии Каас. Жизнь, прожитую без сожалений.

Из этой книги читатели узнают о каждом важном шаге на пути, который прошла провинциальная девочка из маленького шахтерского городка, прежде чем стать звездой мирового уровня. Эпатажная культура 80-х, бурная жизнь Парижа, интриги, концерты, гастроли, записи, люди, страны, эмоции… Впечатления от первой поездки в СССР, выступления в горячих точках, начало кинокарьеры… История платонической любви с Аленом Делоном. Страшный шантаж со стороны сумасшедшего фаната. Фатальное невезение в личной жизни и одиночество: к 45 годам Патрисия так и не познала счастья быть матерью и любимой женой. Возможно, это и есть пресловутая цена славы, первые лучи которой в случае Каас совпали с угасанием жизни самого близкого человека. Песню Mademoiselle chante le blues, впоследствии ставшую визитной карточкой певицы, Патрисия впервые исполнила, уже зная о том, что её мать неизлечимо больна. Она вложила в её исполнение всю свою надежду и любовь, и публика услышала это: песня молниеносно стала хитом. Блеск шоу-бизнеса всё чаще сменялся бесприютной серостью больничных стен, но цель была достигнута: мама успела увидеть, как её застенчивая малютка Падди становится блистательной Патрисией Каас. Тогда, чтобы скрыться от горя, Патрисия решила отдать сцене все свои силы, всю свою любовь, пот и кровь. И остается верной своему решению на протяжении всей карьеры. Что бы ни происходило в её жизни, медовый месяц с публикой будет продолжаться, пока звучит этот голос…

С разрешения издательства “ЭКСМО” публикуем отрывок из книги “Патрисия Каас. Жизнь, рассказанная ею самой”:

ПАТРИСИЯ КААС
При участии Софи Бландиньер

ТЕНЬ МОЕГО ГОЛОСА

Посвящается Ирмгард, Жозефу, Раймону, Роберу, Бруно, Дани, Эгону, Карине и Патрисии… Семье Каас.

Сен-Реми-де-Прованс, 16 мая 2010 года

Этим утром первая капля дождя упала около девяти часов. К тому моменту, когда я встала. А потом начался потоп.
Сегодня годовщина. Незачем смотреть в ежедневник, чтобы узнать об этом. Как и каждый год, я зажгла свечу, и ее пламя трепещет на влажном сквозняке. Нас двое, шестнадцатое мая и я, в двадцать первый раз, я в трауре. Погода соответствует.
Последние дни было тяжело. Я чувствовала усталость, ни на что не хватало смелости. Казалось, энергия иссякла, растраченная на долгое турне под названием «Кабаре». Полагаю, оно меня опустошило. Мне просто не хотелось ничего делать. Не хотелось думать. Просто смотреть на сад, просыпающийся весной, тихо грезить, без цели, без волнений.
Но сейчас этот ступор смывает дождь. Я вижу, как он лупит по моему старому проржавевшему шезлонгу, отмывает камни террасы и кованое железо столиков. Силы возвращаются ко мне. Как вернулись двадцать один год назад. «Я хотела бы увидеть тебя большой», – говорила она мне. И ради нее я не переставала расти. Пусть и загнала себя в угол, в конце концов. Как будто меня заперли в камере, или потолок всегда был слишком низким.
Жизнь артиста… Она мечтала о ней для меня. Огни рампы, жаркая сцена, истеричные фанаты. И встречи со звездами, звездочками и президентами. И поездки в Россию, в Азию или в Германию.
Жизнь артиста… Я ее получила, она у меня есть, и я не жалею об этом. Но когда я о ней думаю, я ничего не помню. Как будто мне все приснилось.

Я прожила словно над собой. Вид сверху. Реальность не для меня. Реальна только сцена. Во всем этом я забыла Патрисию. Я много пела, много любила, много плакала. Но я не говорила. Все эти фразы не мой стиль. В воспоминаниях у меня только изображение. Честное. Перед вами оригинал фильма моей жизни. Комментарий, голос за кадром выключен. Вторая сторона, которую вы никогда не слушали.

1.
ПЕЧКА, КОТОРУЮ ТОПЯТ УГЛЕМ

Восхитительный запах заполнил гостиную. Он был таким мощным, таким зовущим, что я почти вижу его в пропахшем какао тумане. И я иду по его следу, как медведь из комиксов, только что обнаруживший остывающий на подоконнике пирог. Драгоценный аромат моего детства. В духовке на бисквитах поблескивает шоколад. Мы их очень скоро попробуем. Но я люблю покушать, и для моего чревоугодия это слишком долго. Эти пирожные я жду целый год.

Сегодня рождественский сочельник, и мама хлопочет на кухне, готовит, режет, смешивает, глазирует. На огне стоят кастрюли, обмениваясь своими ароматами. И хотя я знаю, что в них, мой нос не желает с этим соглашаться. Я шныряю по кухне и, как маленькая мышка, втягиваю носом запахи лакомств, приготовленных моей феей. Любимое блюдо папы – улитки под зеленым чесночным соусом. Затем отварные овощи, пускающие веселые пузырьки, и жаркое, король стола, в блюде на ковре из лука, помидоров и трав, ожидающее своей очереди попасть в духовку. Это главное рождественское блюдо любят все, а вот у кролика или индейки есть свои противники среди нас, детей. При таком количестве ребятишек сложно прийти к согласию по поводу меню. Нас семь, как и гномов, самураев, чудес света, жизней у кошки, дней недели и хрустальных шаров!.. Сначала пять мальчиков и потом две девочки. Сегодня мы все здесь, даже старшие, покинувшие дом – Робер, Раймон и Бруно – пришли со своими женами. Мне нравится, когда в доме много народа, когда мы все собираемся вместе, когда тесная гостиная трещит от движений, смеха, громовых голосов, подогретых спиртным. Мне нравится угадывать, кто пришел, когда звенит звонок. Мне нравится это многолюдье на один вечер, блестящие глаза, улыбающаяся мама, порозовевший папа. Это хорошо, это гладко, это мягко, это похоже на мусс или снежные хлопья.
Ароматы пиршества, звуки радости и моя семья, мой клан. Я смотрю на них, я горжусь своими братьями и сестрой. Робер, как мужчина с мужчиной, говорит с отцом, на которого он похож. Эгон шутит с Кариной. Раймон и Бруно помогают маме, а Дани забавляется, поднимая мои пепельно-белокурые косы. У шестерых одинаковые голубые глаза, у некоторых они чуть продолговатые. Я последний ребенок. Мне восемь лет. Моей сестре двенадцать, а все остальные намного старше меня. Я появилась на свет после целой череды братьев. На самом деле, мама хотела девочку. Но родила пятерых мальчишек. А так как она очень жалела о том, что у нее нет дочки, то увеличила число детей до шести, родив Карину. Ей следовало бы на этом остановиться, но на свет неожиданно появилась я, зачатая случайно. Дитя весны, возрождающегося желания, родившееся 5 декабря. Семеро детей, целое племя, коллектив. И гармония, и не только в рождественский сочельник.
Маме, разумеется, отдыхать некогда. Тем более что она очень серьезно относится к своей роли матери многочисленного семейства. Она нас кормит, моет, ласкает, слушает, ухаживает за нами и воспитывает нас. Она всегда рядом. Мама сама нежность, когда нужно, но и сама суровость, когда мы, дети, ее к этому вынуждаем. Она разрешает нам не ходить в школу, когда чувствует, что мы слишком устали или совсем не хотим туда идти. Но мама может и очень сильно рассердиться, когда наше поведение ее не устраивает. У нее есть принципы: нельзя лгать, нужно быть справедливым и уважительным. Если это не так, она кричит. Мы боимся ее гнева из-за высоты издаваемого ею звука и его резкости. Если маму рассердить, то ее голос взмывает ввысь и становится настолько пронзительным, что мы вынуждены затыкать уши. Мы стараемся ее не сердить, отчасти потому, что великолепно отдаем себе отчет в том, насколько тяжело ей приходится. Она поднимает нас на ноги, имея в своем распоряжении лишь весьма скромный заработок моего отца-шахтера.

Купить: П.Каас “Тень моего голоса”

Комментариев (0) Posted by Said on Вторник, мая 15, 2012


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

Post A Comment