ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under романы

Обложка книги

Что наша жизнь? Игра. Игра с реальностью, где факт и вымысел замешаны в одну колоду карт, в одну рискованную и странную затею. В издательстве “РИПОЛ классик” вышел роман Грэма Питри “Морской конек”.

Купить:  Грэм Питри – Морской конек

Действие этого таинственного романа происходит в безымянной стране, где все вещи не таковы, какими кажутся, и самые причудливые происшествия – норма жизни. Жители местной деревеньки играют в “морского конька” – загадочную игру, чьи правила не впоолне ясны, но крайне интригующе. Фантастические изображения на картах оказываются предвестниками сюрреалистических событий, постигающих главного героя.
Роман Грэма Питри – не просто яркий сплав сюжетов и догадок, но и азартная игра, затягивающий читателя в водоворт иной реальности. Выиграет в нее лишь тот, кто увидит в ней Жизнь.

Газет в деревне нет, пресса из внешнего мира сюда не поступает. Об объявлении войн здесь узнабт после их окончания, а известия о победоносных революциях приходят после их успешного подавленияю Некоторы сторожилы деревни говорят в таверне о Сталине и Черчилле как о ныне здравствующих, и никто не возражает им, а может быть они воспринимают этих исторических личностей как персонажей скорее мифических? У жителей деревни есть все достижения цивилизации середины ХХ века: телефоны, телевизоры, холодильники, стиральные и посудомоечные машины, однако со свойственной им самодостаточностью жители просто предоставили технику самой себе – бросили ее ржаветь и рассыпаться на части без всякой пользы.

Суть игры “Морской конек”: каждый игрок получает определенное количество карт, которые затем по одной бросает на стол. Все это происходит под аккомпанемент воплей, криков, стонов, всхлипов и зубного скрежета. Кроме карт для игры требуются фишки всех оттенков синего и зеленого цвета. (оливковые, желто-зеленые, аквамарин, небесно-голубые, изумрудные, фиолетовая и т.д.). Пятнцадцать оттенков – это минимум. Знающие люди играют с пятьюдесятью оттенками. В самый разгар игры фишки летят в общую кучу на столе. Выигрывает тот, кто раньше других сбросит фишки, даже если у него при этом останется еще несколько карт. На каждой карте имеется изображение: остров, с разрушенной башней слева, огромная пещера, скаульптура фонтана на площади и т.д. Но как и в любой азартной игре, каждый, кто знает правила игры, кто играет в нее всю жизнь и понимает, как она устроена, естественно, находится в более выигрышном положении, чем тот, кто играет впервые.

Свою книгу Грэм Питри посвятил Анне.

Обложка книги изданной зарубежом

С разрешения издательства “РИПОЛ классик” публикуем отрывок романа “Морской конек”:

<…>

Я кивнул, вспомнив бесформенные комья затвердевшей глины — миску, из которой я ел в гостинице, уродливые стаканы, из которых пил вино. Я вытер тарелку пучком травы и рассмотрел получше. Цвета играли так, будто тарелку расписали не далее как вчера, и я вдруг почувствовал сомнение к словам Марии: разве могла старинная вещь так прекрасно
сохраниться?
— Зачем же вы принесли мне еду на таком ценном блюде? — спросил я подозрительно. — А вдруг бы оно разбилось?
Она негромко рассмеялась.
— Я знаю, что на вас можно положиться. Вы не из тех, у кого все валится из рук… или летит под откос.
Я понял, что она насмехается надо мной, и протянул ей тарелку.
— Мне пора за работу, — сказал я, не без труда приподнимаясь. Я сидел, поджав под себя ногу, и она затекла. Я стал растирать ее, постанывая отболи.
— Сколько я должен здесь находиться?
— Сколько сочтете нужным. Я буду настаивать только на утренних часах. После обеда вы свободны, можете оставаться или уходить. Я сказал, что задержусь еще на час-другой, поскольку работа становилась все интересней Мария ответила, что мы увидимся завтра утром и, прежде чем уйти, внимательно осмотрела то что мне удалось соорудить, обойдя конструкцию вокруг и взглянув на нее под разными углами. Пару раз она одобрительно кивнула, хотя и не сказала ни слова. Потом она отправилась в Институт, как всегда, не попрощавшись.
Я работал, не прерываясь, еще час, испытывая все большее удовлетворение от самого процесса, и время от времени стал позволять себе вольности, экспериментируя с необычными сочетаниями и рискованными положениями. Одним словом, я уже не так осторожничал, как вначале.
Несколько раз я слышал, как у входа в Институт звякал колокольчик, и мне стало любопытно, кто бы это мог быть. Мария говорила о «содействии» деревенских жителей, упомянула однажды, что «Элликотт» выполняет роль посредника; но, с другой стороны, Ханслетт говорил об Институте с нескрываемым ужасом и даже с ненавистью, да и мой первый
Элликотт — не он ли грозился напасть на Институт и уничтожить его?
Наконец мое вдохновение стало иссякать. Отступив на шаг, я погрузился в созерцание своего творения и с кислой миной поймал себя на том, что бессознательно принял позу Дэйверса: руки на поясе, голова, склоненная набок, ноги слегка расставлены, и даже покачиваюсь с пятки на носок.
Не хватало только трубки в зубах. Хотя рядом не было никого, кто мог бы заметить сходство, я поспешил переменить позу, опустив руки. Мне показалось, что на сегодня сделано достаточно, и наклонился за рубашкой. Оставалось только надеяться, что, подставляя спину солнцу, я не переусердствовал. Во время моих прогулок я уже приобрел нечто вроде загара, но сегодня, увлеченный работой, явно пробыл на солнце дольше, чем следовало.

<…>

Купить:  Грэм Питри – Морской конек

Комментариев (0) Posted by Said on Понедельник, марта 3, 2008


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

Post A Comment