ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under биографии

Майя Бессараб - Лев Ландау
В издательстве “ОКТОПУС” вышла книга об одном из величайших физиков ХХ века, лауреате Нобелевской премии, академике Льве Давидовиче Ландау. Книга написана искренне и с любовью. Автору, Майи Бессараб, посчастливилось в течение многих лет быть рядом с Ландау, записывать разговоры с ним, его выступления и высказывания, а также воспоминания о нем его учеников.
В книгу включены ранее не публиковавшиеся материалы из архивов КГБ СССР.

Купить: Майя Бессараб – Лев Ландау

22 января с.г. все физики всего мира отмечали 100-летний юбилей главного героя этой книги – гениального советского физика, первоклассного физика-теоретика Льва Давидовича Ландау.

Студент Ленинградского университета

Лев Ландау завоевал себе признание научного мира также за ряд весьма значительных вкладов в атомную физику. Из учеников Льва Давыдовича вышло много учителей, научных работников, известных ученых.
В 1934 г. ему была присуждена степень доктора физико-математических наук без защиты диссертации. А через год, в 1935 г. он получил звание профессора.
28 апреля 1938 года, Лев Давыдович был арестован.

Наиболее важную часть в книге составляют множество высказываний Льва Давидовича, высказывания его ближайших друзей, учеников, соавторов.

Автором книги проделана огромная творческая работа – проследить жизненный путь Льва Ландау. Майи Бессараб удалось подробно описать все события из жизнь Льва Давыдовича – от поступления в Бакинский экономический техникум до самой смерти.
В труде так же содержится описание встречи, о которой мало кому известно, Льва Ландау с Альбертом Энштейном.
В конце книги приведен список из 98 научных работ Л.Д. Ландау. Книга содержит фотографии из личного архива Л.Д. Ландау.

Лев Ландау

14 января 1954 года Льву Давидовичу Ландау “за исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания правительства” было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
Член Академии наук Дании (13 апреля 1951 г.),
Член Королевской академии наук Нидерландов (28 апреля 1956 г.),
Член Британского физического общества (24 июня 1959 г.),
Член Лондонского Королевского общества (1960 г.),
Член Национальной академии наук США (1960 г.),
Член Американской академии наук и искусств (11 мая 1960 г.),
29 августа 1960 г. ему была присуждена Международная премия имени Фрица Лондона,
8 ноября 1960 г. Немецкое физическое общество наградило его медалью Макса Планка.

Вручение Нобелевской премии в больнице Академии наук, 10 декабря 1962

7 января 1962 года. Лев Ландау попадает в страшную автомобильную катастрофу. Жизнь ему была спасена усилием советских и зарубежных физиков. Однако авария давала знать о себе. 1 апреля 1968 года в 21 час 50 минут Лев Ландау умер.

К огромному сожалению моей семьи, нам не удалось пообщаться с Львом Давидовичем. Возможно, Лев Ландау знал лично нашего предка Генриха Алиевича Гасанова, выдающегося советского физика-атомщика, генерального конструктора, Лауреата Ленинской и Государственный премий, Героя социалистического труда, ведущего специалиста судовой энергетики страны. Он был одним из создателей атомного ледокола «Ленин» (а точнее атомных котлов), за который ему была присуждена Ленинская премия. К сожалению, мы знаем о нем очень мало, т.к. Генрих Алиевич был строго засекречен. В 1972 г. он в первый и последний раз приезжал на свою родину, в Дагестан, который он очень любил и по которому всегда тосковал. В 2005 г. исполнилось 95 лет со дня его рождения, но почему-то ни в одном из средств массовой информации ни разу не было даже упомянуто его имя. Даже тогда, когда страна отмечала 300-летие военно-морского флота России, мы ни разу не услышали имя этого человека, посвятившего всю свою стремительную и до предела насыщенную жизнь созданию кораблей, ледоколов, атомных подводных лодок.

Памятник Л.Л. Ландау на Новодевичьем кладбище, работа Эрнста Неизвестного

С разрешения издательства “ОКТОПУС” публикуем отрывок из книги Майи Бессараб “Лев Ландау”:

Глава пятая

Капичник

Лишь немногие люди на земле в состоянии постичь то невероятное напряжение и, прежде всего, то самопожертвование, без которого не могут родиться творения разума, прилагающие науке новые пути; только эти люди в состоянии постичь всю силу чувства, побуждающего к такому труду, далекому от практической жизни.
Альберт Эйнштейн

Институт физических проблем с момента своего возникновения связан с именем академика Капицы.
«Осенью 1934 года, когда я, как обычно, поехал в Советский Союз, чтобы повидать мать и друзей, и был совершенно неожиданно для меня лишен возможности вернуться в Кембридж, я в последний раз видел Резерфорда и больше не слышал его голоса и смеха», – писал Петр Леонидович Капица в своих воспоминаниях, опубликованных в 1966 году в журнале «Новый мир».
Капицу оставили в Москве для организации нового физического института по приказу Сталина.
Место для института было выбрано на редкость удачное: старинный парк на высоком берегу Москвы-реки, в самом начале Воробьевского шоссе.
Здесь вырос целый комплекс домов строгой архитектуры: главный корпус, лаборатории, мастерские, особняк директора и длин¬ный двухэтажный дом для сотрудников, глядящий на Калужское шоссе. По другую сторону современной улицы Косыгина был пустырь. За ним деревянные дома совсем по-деревенски вытянулись вдоль дороги, дальше шли огороды. По утрам молочница спешила через дорогу с парным молоком.
Капица оказался талантливым организатором. Он выискивал для своего института лучших специалистов, создавал им все усло¬вия для работы, был строг и требователен.
Из Англии в Институт физических проблем прибыло перво¬классное оборудование Мондлаборатории, построенной Резерфордом в 1933 году специально для Капицы.
Советское правительство купило это оборудование за 30 тысяч фунтов стерлингов.
Сотрудники Резерфорда недоумевали: как он мог отправить в Москву уникальнейшие приборы, с которыми раньше не согласился бы расстаться ни за какие деньги. Лорду Эрнесту Резерфорду как истинному ученому важно было не то, где находится оборудование – в Англии или в Советском Союзе, а то, что интересы науки требуют продолжения начатых Капицей экспериментов. Если Капица не может приехать в лабораторию Резерфорда, пусть лаборатория Резерфорда едет к Капице.
Жизнь в институте била ключом, работать здесь было интересно. Дау повезло, что он попал в Капичник (так называли институт его сотрудники).
«Без экспериментов теоретики скисают», – часто повторял он.
Он довольно быстро освоился на новом месте. Ему дали жилье в доме при институте. Здесь все было устроено на английский лад: квартира – в два этажа, в верхние комнаты ведет дубовая лестница, в гостиной камин. Стол, стулья, тахта, низенький столик, несколько забавных игрушек – вот и вся обстановка. В одной квартире с Ландау поселился Коля Алексеевский, молодой физик-экспериментатор, знакомый еще по Харькову.
Дау много работал, ему нравился институт, но он тосковал по харьковским друзьям и по Коре. При всей своей нелюбви к эписто¬лярному творчеству он писал ей очень часто.
В 1937 году Ландау публикует две работы, посвященные теории фазовых переходов, – «Теория фазовых переходов» и «К теории фа¬зовых переходов». Вопрос о фазовых переходах был запутан. Не было ясности даже в том, возможен или нет непрерывный переход из жидкого состояния в кристаллическое. Ландау впервые отметил тот факт, что понятие фазового перехода в твердом теле неразрывно связано с изменением тела, а потому фазовый переход не может быть непрерывным, и обязательно должна существовать точка перехода, где симметрия меняется скачком.
Кроме построения теории фазовых переходов второго рода, Л.Д. Ландау получил ряд других важных результатов относительно фазовых превращений и симметрии тел.
Им был изучен вопрос о пересечении различных кривых перехода, рассмотрены свойства жидких кристаллов, показана невоз¬можность существования одномерных и двухмерных кристаллов.
В том же 1937 году Лев Давидович пишет работу «К статистической теории ядер». В этой работе получен ряд важных соотноше¬ний, характеризующих тяжелые ядра.
Исследования Л.Д. Ландау по статистической теории ядер были продолжены рядом авторов (Вейскопф и другие) и изложены во всех книгах по ядерной физике.
В 1938 году Л.Д. Ландау совместно с Ю.Б. Румсром построил теорию электронных ливней в космических лучах.
Работа в Институте физических проблем целиком захватила Дау. В институте царила деловая атмосфера. Она помогла Ландау создать одну из лучших его работ, посвященную проблеме сверхтекучести жидкого гелия.
В 1937 году Петр Леонидович Капица обнаружил у гелия пара¬доксальное свойство: при охлаждении до температур, близких к абсолютному нулю, жидкий гель не только не становится твердым, но теряет вязкость, переходя в состояние сверхтекучести.
Абсолютный нуль – температура, при которой хаотическое дви¬жение атомов прекращается. Следовательно, при абсолютном нуле все тела должны быть твердыми. Жидкий гелий – единственное вещество, которое не затвердевает при абсолютном нуле.
Попытки построить теорию сверхтекучести оставались неудачными до тех пор, пока объяснить явление сверхтекучести не взялся Ландау. Он доказал, что состояние тела может меняться без поглощения или выделения тепла. Бурно кипящий при нормальном давлении гелий I близ абсолютного нуля переходит в новую модификацию – спокойный сверхтекучий гелий И. Ландау применил к гелию II квантовую теорию, объяснившую все явления сверхтекучести.
Вот как излагал сам Ландау сущность сверхтекучести в публич¬ной лекции (стенограмма лекции приводится в некотором сокращении):
«Наиболее замечательное свойство жидкого гелия было открыто советским физиком Петром Леонидовичем Капицей. Капица по¬казал, что жидкий гелий вовсе лишен всякой вязкости. Что такое вязкость? Это способность жидкости сопротивляться движению. Вы ясно представляете себе, насколько труднее было бы плавать в меде, чем в воде. Соответственно этому говорят, что мед – это жидкость гораздо более вязкая, чем вода.
Жидкости по своей вязкости бывают самые различные – от очень слабо вязких жидкостей, как вода, спирт, до очень вязких жидкостей типа глицерина, меда и даже стекла, которое тоже явля¬ется необычайно вязкой жидкостью, и т.д. Жидкий гелий I обладает малой вязкостью по сравнению с другими жидкостями. Но эта вязкость еще вполне нормальна и измерима. Она в 500 раз меньше вязкости воды.
Петр Леонидович Капица произвел очень простой и необычайно важный эксперимент. Он наблюдал протекание гелия через I пень тонкие щели. Щели эти были настолько тонкие, что даже та¬кая с обычной точки зрения невязкая жидкость, как вода, вытекала бы через эти щели в течение многих и многих суток. Оказалось, что жидкий гелий II протекает через щели в течение нескольких секунд.
Петру Леонидовичу Капице удалось показать, что вязкость гелия отличается от вязкости воды не менее чем в миллиард раз. Это только верхний предел, связанный с точностью экспериментов, тот предел вязкости, который наблюдал Петр Леонидович Капица. Вязкость гелия II оказалась столь маленькой, что вообще не могла быть измерена. Можно утверждать, что жидкий гелий II просто лишен всякой вязкости. Это явление получило название сверхтекучести. Поэтому гелий II называют сверхтекучей жидкостью.
Открытие Петром Леонидовичем Капицей сверхтекучести сразу объяснило казавшееся почти мистическим перетекание гелия из одного сосуда в другой. Все жидкости, смачивающие стенки, покрывают эти стенки очень тонким слоем. Этот тонкий слой незаметен для глаза и обычно вообще никак не проявляется. В жидком гелии благодаря сверхтекучести жидкость довольно быстро перетекает из сосуда по тонкой пленке, которая имеет толщину стотысячной доли миллиметра.
Таким образом, одно из явлений, казавшихся мистическими, получило свое объяснение. Зато, однако, открылись многие другие яв¬ления, оказавшиеся еще более непонятными. Прежде всего, оказалось, что когда гелий течет через щель, то происходит странное явление с теплом. Если гелий протекает из одного сосуда в другой че¬рез очень тонкую щель, то оказывается, что при этом гелий в том сосуде, куда он вытекает, охлаждается, а в том сосуде, из которого вытекает, нагревается. Это явление получило название термомеханического эффекта, и само по себе представлялось крайне удивительным.
Еще более удивительным представляется другое свойство ге¬лия. Капица показал, что гелий сверхтекуч, то есть мгновенно вытекает через всякую щель. Протекание через щель есть не единственный способ измерения вязкости. В физике известны и другие способы, которые основаны на сопротивлении жидкости движению в ней тела. Если вы хотите измерить вязкость воды, вы можете измерить ее двумя способами: можете пропускать воду через щель и можете двигать в воде тело и определять вязкость по тем силам, которые действуют на это тело.
Для гелия были применены оба эти способа, и оказалось, что в то время, когда у всех жидкостей они приводят к совершенно тождественным не только качественным, но и количественным результатам, у гелия они приводят, если можно так выразиться, к результатам противоположным. Жидкий гелий I при протекании через щель сверхтекуч, то есть не обнаруживает вовсе никакой вязкости.

Оглавление книги “Лев Ландау”:

Предисловие
Литературные предки
Джаз-банд
Мекка физиков 30-х годов
Физический центр в Харькове
Капичник
Год в тюрьме
По воле рока
Остров свободы
На нашей природной почве
Волшебная сила поэзии
«Я готов встать на колени…»
Формула счастья
«Про это…»
Катастрофа
Последние дни
Бессмертие
Приложения

Ландау Лев Давидович (1908-1968), российский физик-теоретик, основатель научной школы, академик АН СССР (1946), Герой Социалистического Труда (1954). Труды во многих областях физики: магнетизм; сверхтекучесть и сверхпроводимость; физика твердого тела, атомного ядра и элементарных частиц, физика плазмы; квантовая электродинамика; астрофизика и др. Автор классического курса теоретической физики (совместно с Е. М. Лифшицем). Присуждены премии: Ленинская премия (1962), Государственная премия СССР (1946, 1949, 1953), Нобелевская премия (1962)

Купить: Майя Бессараб – Лев Ландау

Комментариев (1) Posted by Said on Понедельник, февраля 11, 2008


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

One Response to “Лев Ландау”

Post A Comment