ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under романы

Федерико Андахази - Конкистадор

От знаменитого автора “Анатома” и “Милосердных”, “Фламандского секрета” и “Танцующего с тенью” – роман об индейце, который опередил Колумба и открыл… Европу! Читайте о новинке. Читайте фрагмент новинки. Читайте специальное эксклюзивное интервью с Федерико Андахази специально для www.LitBlog.ru

Купить: Федерико Андахази – Конкистадор

Для большинства из нас Аргентина – страна танго, футбола и самого космополитичного города Южной Америки – Буэнос-Айреса. С литературой этой далекой страны в России пока знакомы плохо, и Федерико Андахази – один из немногих на сегодняшний день современных аргентинских писателей, с творчеством которого получили возможность познакомиться российские читатели. И можно не сомневаться в том, что книги этого автора в нашей стране станут бестселлерами так же, как и в 40 странах мира, где они уже были изданы.

Обложка книги изданной зарубежом

Темы, которые раскрывает в своем творчестве Федерико Андахази, увлекают, волнуют, пугают и даже вызывают отвращение, но не оставляют равнодушными практически никого.
Каждый роман Федерико Андахази становится эпицентром скандала. Его книги обсуждают представители католической церкви, многих общественных организаций и все блюстители строгой морали. Но Андахази, не взирая на протесты, представляет свой ориганальный взгляд на хрестоматийные события, которые описаны историками и искусствоведами. В издательстве “ЭКСМО” в серии “Роман-мистерия Андахази” вышел новый роман Федерико Андахази “Конкистадор”.

Ради любви к истине он уплыл за горизонт. Ради любви к женщине он обогнул полмира. Ради любви к родине – обогнул вторую половину.
Так почему же считается, что Колумб открыл Америку?
Впервые на русском.

Нам удалось связаться с Федерико Андахази и задать ему несколько вопросов.

- Расскажите о своём первом литературном опыте.

- Это было довольно забавно, и даже в некотором смысле скандально. Будучи писателем, которого никто не издавал, да и без особых шансов быть когда-либо опубликованным, я решил представить все свои работы на разные литературные конкурсы. Совершенно неожиданно, я выиграл все конкурсы рассказов, а мой роман “Анатом” был удостоен первой премии фонда Фортабад. Но председатель этого фонда, госпожа Амалия Лакрозе де Фортабад, самая богатая и могущественная женщина Аргентины, решила пренебречь мнением жюри конкурса и забрать у меня уже присуждённую премию. Во всех газетах Аргентины (и даже в иностранной прессе) было опубликовано подписанное этой сеньорой письмо, в котором она указывала, что “Анатом не способствует возвышению человеческого духа” . Но я не ставил себе такой цели, да и это не было необходимым условием конкурса. Признаюсь, я не ожидал, что женщина с таким жизненным опытом будет возмущена книгой, темой которой является открытие клитора. Впрочем, возможно, что она сама его открыла благодаря моей книге, и это стало причиной её бурной реакции.

Обложка книги “Анатом” изданной зарубежом

Обложка книги “Анатом” изданной зарубежом

Обложка книги “Анатом”

Обложка книги “Анатом” изданной зарубежом

Обложка книги “Анатом” изданной зарубежом

- В своём романе “Город еретиков” Вы описываете очень откровенные вещи из жизни церкви, в частности, секс между монахами и священниками. Вы не боитесь вызвать возмущение церкви?

- Ну, на самом деле, аргентинская церковь доставила мне немало хлопот: моя книга ещё не успела появиться во всех книжных магазинах, когда пресс-секретарь Архиепископа Буэнос-Айреса в одном из журналов
заявил, что истинно верующие не должны её читать. Кажется, это заявление все жe не послушали – первое издание моей книги было раскуплено за неделю. Однако меня удивляет подобная позиция церкви: думаю, ни один другой государственный институт не уделяет сексу больше внимания, чем церковь. Они всё время говорят о сексе, о том, что разрешено, а что запрещено. Я предполагаю, что если бы церковь сделала достоянием гласности все случаи секса в монастырях, это стало бы значительным вкладом в сексологию как науку.

Обложка книги “АНАТОМ”

Напомню, что презентация скандального романа “Город еретиков” проходила в Москве 1 октября 2007 г. Более подробно об этом читайте на EtoDay.ru www.etoday.ru/2007/10/post-41.php#more

- Книги кого из русских авторов повлияли более всего на ваше творчество?

-Я очень хорошо знаю русскую классическую литературу, кстати, мои дедушка и бабушка по материнской линии были русскими, и я вырос, слушая ваш прекрасный язык. Мои любимые писатели Достоевский, Толстой, Гоголь, Пушкин. Я постоянно читаю и с жаром перечитываю Достоевского. Думаю, что он сумел показать самую тёмную сторону человеческого существа, при этом, читатель открывает для себя самого светлого автора. Гоголь для меня настолько гениален, что классифицировать его творчество не представляется возможным. Пушкин привносит романтическую составляющую. Конечно, с моей стороны было бы слишком дерзко говорить, что они повлияли на мою работу, но правда в том, что я всегда помню о них.

- О чём будет Ваш следующий роман. Каковы Ваши творческие планы? Какие темы Вам бы хотелось затронуть в дальнейшем?

- В следующем году будет опубликована моя первая не художественная книга. Это исследование, касающееся истории и вопросов пола. Я уже давно чувствую себя должником по отношения к истории, поскольку она дала очень много для моих романов. Думаю, что небольшое собственно историческое исследование – неплохой способ отдать этот долг.

Федерико Андахази

- В этот раз вы не смогли приехать в Москву на международную выставку-ярмарку интеллектуальной литераты “Non- fiction”. Но мы Вас очень ждём в Москве, и, насколько известно, Вы тоже хотели приехать. Когда мы сможем увидеть Вас в Москве?

- Мне очень жаль, что пришлось отложить этот визит. Большую часть времени я провожу на мотоцикле, и при этом умудрился повредить ногу, просто работая в саду у дома!.. Какой позор. Надеюсь, что у меня будет возможность приехать в Россию в ближайшее время и снова встретиться со своей собственной историей, поскольку, как я уже говорил, у меня русские корни.

С разрешения издательства “ЭКСМО” публикуем отрывок из только что вышедшего романа “Конкистадор”:

Обложка книги изданной зарубежом

<…>
Во имя Кетцалькоатля.

Возлюбленная моя Ишойя!

Я никогда тебе не признавался в том, о чем всегда мечтал: по окончании школы Кальмекак просить у твоих родителей позволения на брак, чтобы ты стала моей женой. Однако ничему из этого сбыться не суждено: .мне не удалось закончить обучение, и мне даже не позволили тебя увидеть, прежде чем государь отправил меня в изгнание. Не смог я попрощаться и с Тепеком, своим отцом. Я, как много раз тебе говорил, убежден в существовании на востоке другого мира. Как сказал мне император, л удостоюсь многих почестей, если, путешествуя, обнаружу земли Ацтлана или какие-нибудь другие территории, которые расширят границы империи. А еще он обещал провозгласить меня правителем всех островов и земель, которые я открою и завоюю отныне и до окончания похода. Однако ни почести, ни власть над иными народами, ни расширение границ империи, ни титулы и высокие должности не будут для меня ничего значить, если ради них мне придется отказаться от тебя.
Больше всего на свете я желал бы, чтобы ты была рядом со мной, как в далекие времена нашего детства, и чтобы, улегшись на самой вершине Теночтитлана, по которому я так тоскую, мы снова разглядывали звезды на небосводе. Те самые звезды, которые теперь указывают мне путь через то самое море, о котором я грезил всю жизнь.
Мне было сказано: пусть пребудет с тобой Уицилопочтли, пусть он сопровождает тебя и споспешествует в битвах, если таковые случатся, и пусть он распространит свою власть до самых пределов мира. И пусть я отыщу новых рабов, чтобы принести ему в жертву. Но я препоручаю себя вовсе не богу войны, а Кетцалькоатлю, богу света и богу жизни, богу моих предков, богу моего отца, Тепека.
Мне было сказано, чтобы я нес в открытые мною новые миры закон народа мешиков, чтобы я распространял власть Уицило-тгачтли в завоеванных землях — так же, как мы проделали это в Уастеке. Но вот парадокс: половина моих товарищей по плаванию — это хорошие уастеки, а половина — плохие мешики. Кому из них отдаст предпочтение тлатоани? От ответа на этот вопрос зависит успех или же крушение моего дела.
Я взял с собой пятьдесят книжечек из волокон агавы и телячьей кожи — эти материалы лучше, чем бумага, переносят превратности морского путешествия, — и на их страницах я собираюсь записывать все события, которые случатся в нашем походе. Любимая моя Ишойя! — помимо записи всего, что увидят мои глаза и что почувствует мое сердце, я намерен составлять новые карты, на которые буду наносить очертания всех морей и всех земель, что встретятся мне во время странствий. Обо всем этом я буду рассказывать тебе каждую ночь — как в детстве, когда, забравшись на вершину Великой пирамиды Уэй-Теокалли, мы воображали себе устройство вселенной, глядя па небо. Надеюсь, именно этим звездам суждено привести меня в Новый Свет, и им же придется доставить меня обратно, к тебе.

Змея 5
Мы отправились в путь и бухты Атолотль, когда солнце только-только показалось над горизонтом. Море было спокойным, и легкий бриз задувал в парус. Четырех гребцов было достаточно, чтобы поддерживать неплохую скорость. На борту царило то же спокойствие, что и на море: команда вела себя настолько безмятежно, что, быть может, такое поведение следовало счесть предвестьем бури. Мешики и уастеки, старинные недруги, гребли в такт и дружно брались за любую работу. Однако трудились они в молчании, даже не глядя друг на друга; любое мелкое недоразумение грозило сделаться искрой, от которой займется пожар. Уастски, как бывалые мореходы, уверенно передвигались взад-вперед по палубе, не теряя равновесия, а вот мешиков шатало из стороны в сторону, они страдали от морской болезни, и то один, то другой временами перегибались через ограждения, чтобы опустошить желудок. Видя, насколько успешнее бывшие рабы обживают свою маленькую плавучую родину, освобожденные узники не могли не признать, что теперь их жизнь — в руках тех, кого они привыкли угнетать. Это было спокойствие, вынужденное обстоятельствами. Но я боялся, что долго оно не продлится.
После полудня я вдруг заметил выражение ужаса на лицах мешиков. Я обернулся в ту же сторону, куда были направлены их взгляды, и сердце мое сжалось: узкая линия земли за кормой полностью скрылась за горизонтом. Куда ни бросишь взгляд — всюду видишь только воду. Все мои чаяния, все мои убеждения повисли в воздухе, не имея никакой точки опоры.
Череп 6
На море и в душах членов экипажа все так же царило спокойствие. Мы оставили солнце к северу, затем к северо-востоку, затем к востоку-северо-востоку. Мы держали курс на острова таинов, где нам предстояло запастись продовольствием. Так было задумано, чтобы немалую часть пути пройти налегке. Мой помощник Маони оказался великим мореплавателем; благодаря его описаниям мне удалось начертить карту этой группы островов.
Уастски поддерживали торговлю с островитянами вплоть до мешикского порабощения. Тайны — как они сами себя называют и что на их языке означает «хорошие люди» — к моим соотечественникам относятся с большой опаской, видя, к чему привело наше покорение Уастеки. Придется вести себя осторожно и проявлять большую дипломатичность в переговорах. Эти люди — славные мореходы, и лодки у них превосходные.
Соседние островки заселены племенем каниба, что на языке таинов означает «плохие люди». Канибы испокон веку враждуют с тайнами. Они очень воинственны, и у них в обычае пожирать своих врагов без остатка, как рассказал мне мой помощник Маони. Они не только опытные мореплаватели, но и прекрасные корабелы; их корабли изготовляют из одного гигантского ствола, и на такой «пироге» может разместиться до двух сотен воинов — то есть в двадцать раз больше, чем вся команда нашего судна. И тайнам, и канибам, равно как и всем прочим островитянам, нужно дать понять, что мы не собираемся завоевывать их земли. Но мы не должны раскрывать и подлинной цели нашей экспедиции, чтобы не посеять семена подозрений, зависти или враждебности.
Олень 7
Любимая моя Ишойя! Я не нахожу слов, чтобы описать ночь посреди океана. Никогда не видел я ничего похожего. У меня нет слов. Я хотел бы, чтобы ты оказалась рядом.
Кролик 8
Сегодня мы снова увидели землю. Солнце взошло над вытянутой зеленой каймой. Нас сопровождают птицы, порхающие вокруг корабля. Земля, наблюдаемая нами на востоке, — это остров Куба, а горы над ней носят название Кубанакан. Мы не имеем намерения приставать к берегу, поскольку нам пока не нужно запасаться провиантом и общаться с местными жителями; нам, по мере возможности, следует избегать контактов, которые могут привести к столкновению.
Даже если эта земля принадлежит тайнам, никогда не знаешь, когда нагрянут канибы.
Люди на корабле заметно успокоились, вновь увидев очертания земли, хотя теперь плавание близ суши представляет серьезную опасность.
Ночью, при свете звезд на небе, мы видели, как на море обрушился огненный дождь. Зрелище незабываемое, вот только мои люди перепугались, что капли огня упадут на них. Казалось, что это ярость самого Уицилопочтли. В один миг все кончилось. Море, небо и звезды — само спокойствие. Незабываемо.

<…>

Федерико Андахази

Федерико Андахази родился 6 июня 1963 года в Буэнос-Айресе (Аргентина). Его дед был издателем, а отец – поэтом. Окончил психологический факультет университета Буэнос-Айреса, был практикующим психоаналитиком. Свой творческий путь Андархази начинал, подражая отцу, со стихов. В начале 1990-х годов, не оставляя карьеры психоаналитика, он публикует первые рассказы. В 1995 году два его рассказа – “Милосердные” и “По заказу” – были отмечены жюри Национального конкурса Института святого Фомы Аквинского. В 1996 году Федерико Андахази стал финалистом конкурса на соискание Премии издательства “Planeta”, а жюри Фонда Амалии Лакроче де Фортабат присудило первую премию его роману “Анатом”. Но вокруг романа разразился скандал, оказавшийся одним из самых громких в истории аргентинской литературы, и вручение премии было отложено. Заявление Фонда, выражавшее возмущение общественного мнения откровенно эротическим содержанием романа, гласило: “Произведение, получившее награду, не способствует укреплению высоких духовных ценностей”. В результате бурной полемики, выплеснувшейся на страницы печати, жюри, под давлением финансового спонсора, приняло соломоново решение: звания лауреата Андахази не удостоился, а получил только денежную часть премии. В 1997 году роман “Анатом” был опубликован в Испании издательством “Planeta”, заняв первые строчки бестселлеров. В одной Испании его тираж составил 150 тысяч экземпляров, а всего он вышел почти в 40 странах мира. В 1998 году в Аргентине был опубликован следующий роман Федерико Андахази – “Милосердные”. В 2000 году вышла книга “Принцип”, а в 2002 году был опубликован новый роман – “Фламандский секрет”.

Купить: Федерико Андахази – Конкистадор

Комментариев (4) Posted by Said on Вторник, января 29, 2008


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

4 Responses to “Конкистадор”

Post A Comment