ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under биографии, романы


ИСПОВЕДАЛЬНАЯ РУКОПИСЬ «ТЕНИ» ВОЖДЯ ОБНАРОДОВАНА!
НОВАЯ ТРИЛОГИЯ ЭДВАРДА РАДЗИНСКОГО
АПОКАЛИПСИС ОТ КОБЫ
«ИОСИФ СТАЛИН. НАЧАЛО»

Купить: Э. Радзинский “Апокалипсис от Кобы”

Тайная рукопись соратника и ближайшего друга Сталина обнародована! Более тридцати лет она хранилась в личном архиве Эдварда Радзинского и теперь загадочный артефакт доступен всем. На прилавках книжных магазинов книга появится в конце этой недели. О Сталине написано очень много. Однако Главная Тайна этого человека остается нераскрытой. Каким образом несчастный одинокий мальчик Сосо, неудачник с физическим отклонением от нормы, вдруг стал Кобой – Барсом Революции, а потом Вождем самой огромной Империи мира? Наверно, открыть эту тайну способен лишь его ближайший друг, «тень» Вождя, прошедший вместе с ним огни и воды. Как ни странно такой друг существовал! И еще более удивительно, что он пережил Хозяина, который, как известно, к концу жизни избавился от всех своих друзей. А теперь самое потрясающее: этот человек оставил подробное жизнеописание Сталина.

Вот, что пишет сам Эдуард Радзинский о драгоценном артефакте:

«Эту рукопись я получил в Париже в 1976 году. Я жил тогда в маленьком отеле «Delavigne» в Латинском квартале. Приехал я на премьеру своей пьесы и перед началом дал интервью парижской газете. На следующий день консьерж вручил мне тяжелый конверт…»

Из письма автора таинственной рукописи:
«В своем интервью вы сообщили, что хотите поговорить с охранниками Кобы, которые были с ним на даче в ту ночь. В ту судьбоносную ночь, когда все случилось! Пустое занятие! Они ничего не знают. Из ныне живущих знаю только я, его безутешный друг Фудзи, не перестающий думать о нем».

Существовал ли на самом деле некий Фудзияма, друг детства Сталина, невероятно похожий на Вождя внешне? Кто истинный автор этой рукописи? Наверно на эти вопросы может ответить лишь тот, чье имя указано на обложке книги – Эдвард Радзинский. Но так это или иначе – читателей ждет знакомство с увлекательным, компетентным, ярким рассказом о жизни и смерти Хозяина от первого лица.


Габриэль Гарсиа Маркес об Эдварде Радзинском:

«Честно говоря, сначала меня удивило, что известный драматург решил так круто изменить жанр, стиль и обратиться к художественно-документальной прозе. Но, прочитав “Последнего царя” на испанском и “Сталина” на английском, понял, что эти книги – те же пьесы, драмы Истории, мастерски выстроенные спектакли. Да, драматург – это навсегда. И, безусловно, Радзинский-историк сильно выигрывает благодаря тому, что до него более 30-ти лет был Радзинский-драматург. А в чем-то это и мешает. Но историком в каноническом смысле этого слова Радзинского не назовешь. Конечно, в его книгах собрано огромное количество документов, и он выдвигает их на первый план, но при этом остается верен драматургическим приемам, превращая историческое действо в сцену, на которой и разворачиваются описываемые события».

ЭКСКЛЮЗИВ!!!!!

С разрешения издательства “АСТ” приводим фрагмент из книги “Апокалипсис от Кобы. Иосиф Сталин. Начало”:

ВЕЛИКИЙ ХОД КОБЫ
Через пару дней я увидел блистательный ход моего друга Кобы, завершивший всю шахматную партию.
В зимнем саду особняка Кшесинской собралась апрельская партийная конференция большевиков.
В высоком зеркале над каминной доской — наши тогдашние лица, счастливые, полные надежды.
И лицо Кобы, который через двадцать лет уничтожит почти всех делегатов, любовавшихся сейчас на свои отражения…
Пока рассаживались, прибежал матрос, сообщил:
— Явилась хозяйка дворца!
Накануне мы, действительно, получили грозное постановление суда. Оказалось, балерина и не думала уезжать из Петербурга. Когда первый страх прошел и власть порядка начала возвращаться в столицу, она подала на нас в суд. Сперва мы не обратили на это внимания. Но примадоннами просто так не становятся. У нее был стальной характер. После двух судов она дожала: добилась решения о возвращении особняка. Короче, нас выселяли.
Я отправился переговорить с мадам…
Навстречу поплыл аромат восхитительнейших духов. Она стояла в холле в очередной прелестной шубке и причитала, почти плача:
— Была знаменитая мраморная лестница, где она?
— Вот она, — сказал я, подходя. И не без удовольствия показал на заплеванные, все в окурках, ступени. Представился: — Комендант.
— Моего особняка?
— Бывшего вашего особняка.
— Этот ковер я привезла из Парижа… Он залит чернилами, а мои кресла и стулья…
Я сочувственно кивал. Она вскипела:
— Вы смеете издеваться! Вы за все заплатите!
Я передам в суд весь перечень. Изуродовали «модный» шкаф. Вырвали дверцы, украли платья! Где мои шубы?! Тоже украли! Где рояль фирмы «Бехштейн»? Разве вы знаете, что это такое! — Наконец она сумела заплакать. — Зачем перенесли его в оранжерею и… и испортили крышку?! — И тут же, забыв про слезы, бешено сверкнула глазами: — Вы смеете молчать? Что это все значит?
Я вас спрашиваю!
— Это значит одно: произошла Революция, гражданка Кшесинская.
— Это воровство! Вот что это значит! Сейчас я увидела даму… Она поднималась по лестнице в моем горностае и с моим ожерельем на шее…
— Вы ошиблись, — прервал я. — Это поднималась не дама, но все та же Революция. «У кого нож, у того и хлеб». Таков ее закон.
Огромные глаза сверкнули, она сказала сухо и повелительно:
— Надеюсь, вы получили постановление о возвращении моего особняка? Вы обязаны его освободить к завтрашнему дню. У вас двадцать четыре часа на сборы.
— Вы, видно, не поняли. Только те, у кого есть нож, имеют хлеб. У вас — постановление, а у нас — нож. Если вы собираетесь узнать, что это такое, приходите с постановлением. Но вы придете с ним одна. Поверьте, с вами сюда никто не пойдет. Как наверняка не пошли и сегодня. Я хочу вам дать совет, очень добрый, в благодарность за ваш дворец… Ничего, что я называю ваш особняк дворцом? Это действительно настоящий дворец!
Итак, постарайтесь понять. Самое хорошее из всего, что с вами случилось, — вы остались живы.
Вспомните про судьбу графини Дюбарри и постарайтесь не исполнить ее роль. Уезжайте из Петрограда! Как справедливо предсказывают в эти минуты в вашем особняке… Революция только начинается.
Она выбежала в бешенстве, но у нее хватило ума выполнить мой совет.
Я вернулся в зал, когда выступал Коба. Говорил он очень спокойно, даже рассудительно. Но каков был текст!
— Я хорошо знаком с мнением товарища Каменева о невозможности новой социалистической Революции! Кто может поддерживать такое мнение? Ответ, думается, один: только безмозглые оппортунисты, соглашатели!
— Подожди, Коба. Но ты ведь сам… — начал с места изумленный Каменев.
— Сила не в том, чтобы не делать ошибок, — прервал Коба. — Сила в том, чтобы их вовремя исправить. И благородство в том, чтобы не тыкать ими в харю. Впереди у нас новая Революция, как учит Ильич. Все революции в конце концов обманывали народ. Наша будет первой, где народ обманет своих угнетателей. Буржуазия — это мавр, который сделал свое дело, и ему пора удалиться. Не уйдет добровольно — пого-
ним пинками в жопу!
Смех в зале, аплодисменты.
— Да здравствует социалистическая Революция!
Да здравствует диктатура пролетариата, — негромко и как-то душевно сказал (именно сказал, а не провозгласил) Коба.
Ильич захлопал первым. За ним — я. И все остальные…
Каменев растерянно произнес с места:
— Но Ильич подменяет Маркса. И ты — с ним!
Маркс говорил иное…
— Кому говорил? — грубо перебил Коба. — Тебе, что ли? Если Маркс говорит с кем-то, то только с Ильичем.
Захохотали, захлопали. Ильич погрозил пальцем Кобе. И добавил ласково:
— Азиат…
На ночной улице Коба сказал мне:
— Все дозволено Вождю, Фудзи. Даже исправить Маркса. Учимся понемногу, учимся…
Излишне говорить, что с этих пор он стал вновь рабским толкователем мыслей Ленина. Он понял: хозяин вернулся. Он теперь все понимал вовремя…
Но вернулся не просто хозяин, а очень богатый хозяин.
В начале мая в Петрограде появился Лев Троцкий. Его приезд буквально наэлектризовал город и совершенно затмил возвращение Ленина…
Сам Троцкий был необычайно эффектен. Его почему-то описывают жгуче-черным брюнетом. На самом деле он был шатен с гривой густых вьющихся волос. Он очень нравился женщинам… Постоянно перевозбужденный, горящие голубые глаза сквозь пенсне, могучий голос — громовой и притом никогда не устающий. И сама речь: яркие образы, жгучая ирония и столь любимый тогда пафос. Однако в его таланте таилась опасная западня. Он был прекрасный актер, блестящий оратор, великолепный журналист, но отнюдь не великий политик. Успех у зала, восторги читателей были для него куда важнее власти!
Вскоре состоялось невозможное — объединение двух прирожденных лидеров, двух вчерашних беспощадных врагов, Троцкого и Ильича. За кулисами союза стоял Парвус. Он верно оценил железную волю Ленина, его диктаторское властолюбие. И он знал, что Революция — это театр. И ей потребуется великий оратор. Шаман!
Таким был Троцкий. И Парвус задумал казавшееся тогда невозможным — уговорил обоих пойти на союз.
Но Коба видел, что этот союз мало что изменил. Ильич втайне болезненно переживал и всегда будет переживать невиданную популярность Троцкого. Он ревновал его к партии.
Коба сразу это понял. Он навсегда — непримиримый враг Троцкого. Несмотря на уговоры Ильича и… к восторгу Ильича. И за это в том числе Ильич ценил Кобу.
Теперь у партии было два великих Вождя. Но в это время все упорнее распространялись слухи о том, что благодетель Парвус — банальный немецкий шпион, прикрывающийся великими целями, а на самом деле забирающий себе львиную долю гигантских средств, отпущенных немецкими генералами на русскую Революцию. Действительно, Толстяк невозможно богател. Покупал замки, дома, целый островок в Берлине на озере Ванзее.
На вилле, на острове, устраивались фантастические оргии, туда съезжались знаменитые кокотки со всей Европы. Все это печаталось в газетах. Парвуса начали брезгливо сторониться немецкие социал-демократы…
Теперь и Троцкий и Ленин тщательно скрывали свои связи с Парвусом. Толстяк все больше становился грязной революционной девкой, связь с которой следует скрывать… не переставая, впрочем, ею пользоваться.

(с) АСТ, Эдвард Радзинский

Купить: Э. Радзинский “Апокалипсис от Кобы”

Комментариев (0) Posted by Said on Вторник, марта 20, 2012


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

Post A Comment