ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under биографии

Император Павел I (годы правления 1796-1801) – одна из самых загадочных и трагических фигур на российском престоле. Биография его долгое время была окружена завесой тайны, и потомки судили об императоре в основном по слухам и сплетням. Между тем, личность этого человека всегда вызывала глубокий интерес.

Несмотря на запрет играть в театрах знаменитую шекспировскую пьесу, современники называли императора «Русский Гамлет» – из-за схожести судеб Павла Петровича и Принца Датского.
В настоящем издании Елена Хорватова, автор многих интереснейших публикаций по русской истории, представляет новый взгляд на императора Павла I, опровергая устоявшиеся стереотипы и сложившиеся мифы.

Император Павел I – одна из самых загадочных и трагических фигур на российском престоле. К редким правителям относились настолько предвзято, редко о ком судили лишь на основании сплетен и домыслов, не делая даже попыток задуматься об истинных мотивах его поступков, и редкие персоны столь высокого уровня так долго были окружены завесой тайны. И супруга Павла Петровича (вторая супруга, если быть точным) Мария Федоровна – поистине забытая императрица. Даже знатоки отечественной истории мало могут рассказать об этой женщине. Какая-то блеклая тень за спиной нервного, эксцентричного мужа, плохо владевшего своими эмоциями – вот широко распространенное мнение. Не зная о подлинной роли императрицы Марии в политике, придворной жизни, интригах Дома Романовых, многие отказывают ей в уме, ярких страстях, силе личности.
Заштатная немецкая принцесска, взятая из милости в супруги овдовевшего наследника российского престола… Какие у нее были интересы? Рожать детей, чтобы обеспечить продолжение царственного рода, да угождать тем, от кого зависит ее жизнь – сперва всесильной свекрови, императрице Екатерине II, потом мужу, характер которого с годами становился все более и более сложным. Между тем, Мария Федоровна или, как звали ее в девичестве, София Доротея Августа Вюртембергская, была неординарной личностью – красавица, интеллектуалка, она обладала тонким умом, отличалась дипломатическими способностями, собственными представлениями о благе России, и нередко держала в своих руках тайные нити, заставлявшие поток истории менять свое привычное русло.
Связывала ли Павла и Марию любовь? Без сомнения. Но как всякое долгое чувство, их любовь переживала взлеты и падения, а порой и измены. Однако эта любовь сохранилась вопреки всему и теплилась даже в последние, трагические дни царствования и самой жизни императора Павла.
Александр Сергеевич Пушкин называл Павла I «романтическим императором» и собирался написать историю его царствования. Александру Герцену принадлежит еще более яркое определение: «коронованный Дон Кихот». Лев Толстой говорил о Павле в одном из личных писем: «Я нашел своего исторического героя. И ежели бы Бог дал жизни, досуга и сил, я бы попробовал написать его историю».
К сожалению, эти замыслы так и не были реализованы. А ведь внимательный и непредвзятый взгляд на события жизни и царствования императора Павла мог изменить отношение к этому человеку и открыть такие страницы истории, которые остались неведомыми до наших дней…

С разрешения издательства АСТ-ПРЕСС публикуем фрагмент из книги “Русский Гамлет. Павел I, отвергнутый император

Глава первая

Император Павел родился в семье наследника российского престола, великого князя Петра Федоровича, внука Петра I и Ангальт-Цербстской принцессы Софии Августы Фредерики. В 1745 году, незадолго до свадьбы, Фредерика приняла православие и получила имя Екатерины Алексеевны. Династический брак, построенный на сомнительных выгодах, изначально был обречен стать несчастливым, так что семьей союз этих двух людей назвать было сложно.
По словам известного историка В.О. Ключевского, юная Екатерина приехала в Россию с мечтами о российской короне, а не о семейном счастье: «Она решила, что для осуществления честолюбивой мечты, глубоко запавшей ей в душу, ей необходимо всем нравиться, прежде всего, императрице, мужу и народу». Поэтому молодая жена наследника старалась никому не перечить, никак не проявлять свой честолюбивый характер и демонстрировала лишь покорность и доброжелательность. Екатерина и сама подтверждала это в воспоминаниях. «Не могу сказать, что он мне нравился или не нравился, – писала она о муже, Петре III, – я умела только повиноваться. Дело матери было выдать меня замуж. Но по правде я думаю, что русская корона больше мне нравилась, нежели его особа… Никогда мы не говорили между собой на языке любви: не мне было начинать этот разговор».
В первые годы своего пребывания в России Екатерина жила под строгим контролем и не имела влияния ни на политические события, ни на придворные интриги. Одинокая, нелюбимая, лишенная близких и друзей, она находила утешение в книгах. Тацит, Вольтер, Монтескье стали ее любимыми авторами.
Отношения с мужем, несмотря на все ее старания, не сложились: грубый и невежественный, великий князь Петр всячески унижал и оскорблял ее. Рождения в 1754 году сына Павла не внесло никаких изменений в их семейную жизнь. По приказу императрицы Елизаветы Петровны у Екатерины сразу отобрали новорожденного сына – государыня, как двоюродная бабушка, пожелала сама заняться воспитанием мальчика.
Роды и все последующие события остались одним из самых горьких воспоминаний Екатерины. Едва родившийся мальчик, обмытый и запеленутый, оказался в руках Елизаветы Петровны, торжественно возложившей на младенца орден Андрея Первозванного на голубой муаровой ленте. Матери малыша толком не показали. Императрица, великий князь и присутствовавшие при родах придворные тут же удалились, чтобы предъявить новорожденного великого князя представителям высшего общества, заполнившим залы дворца. Роженицу, нуждавшуюся в помощи, просто забыли, бросив в холодной и сырой комнате. С ней оставалась лишь одна придворная дама, довольно черствая особа, которая слишком подобострастно относилась к императрице, чтобы проявить хоть каплю самостоятельности в отношении несчастной Екатерины.
Молодая мать потеряла много крови, ослабела, мучилась от жажды, но никому не было до этого дела. «Я оставалась лежать на ужасно неудобном ложе, – вспоминала Екатерина. – Я сильно вспотела и умоляла мадам Владиславлеву переменить постельное белье и помочь мне перебраться на кровать. Она ответила, что не осмеливается это сделать без разрешения».
Три часа слабеющая роженица мучилась в постели, промокшей от пота и крови, под тонким колючим покрывалом, не защищавшим от пронизывающего холода. Ее бил озноб, пересохшие губы растрескались, а язык еле ворочался во рту, когда в дверь случайно заглянула статс-дама Шувалова.
- Батюшки-светы! – воскликнула она. – Так ведь и помереть недолго!
Возле Екатерины появились служанки с теплой водой и чистым бельем, началась суета… Но великая княгиня успела тяжело простудиться, несколько дней находилась между жизнью и смертью и даже не смогла присутствовать на крещении сына. Имя мальчику выбрала Елизавета Петровна. Прочем, она так и собиралась ни с кем советоваться ни по поводу имени, ни по поводу воспитания мальчик, объявив родителям, что сын принадлежит не им, а государству Российскому.
Через неделю после родов Екатерина получила от императрицы пакет с подарками. В нем были ожерелье, сережки, пара колечек и чек на сто тысяч рублей. Сумма показалась неизбалованной принцессе фантастической, но Екатерину ни деньги, ни драгоценности не радовали. Она уже поняла, что, произведя на свет наследника, выполнила свою основную миссию и стала никому не нужна; теперь ее в любой момент могут сбросить со счетов…
Детство Павла было очень грустным, сиротским, хотя и протекало в роскоши царских дворцов. Родительской любви он не знал. Отец не особенно интересовался жизнью сына, а с матерью Павел был разлучен. Своих детей Елизавета Петровна не имела, по крайней мере – официальных детей, воспитанием которых занималась бы сама (о незаконнорожденных детях императрицы ходили самые разнообразные слухи). Представления о том, как именно следует растить младенцев, у нее были весьма приблизительные. Но Елизавета увлеченно занялась игрой с живой куклой, бывшей ее внучатым племянником. Люди, приставленные к маленькому Павлу для ухода, главной задачей считали исполнение всех указаний, распоряжений, капризов и прихотей императрицы, не рассуждая и даже не задумываясь, во благо ребенку это пойдет или во зло». <…>

Елена Хорватова – талантливый автор многих книг, среди которых такие документально-исторических романы как “Маргарита Морозова. Грешная любовь”, “Мария Павловна. Драма великой княгини”, “Мария Федоровна. Судьба императрицы”. Как и книга очерков “Самые знаменитые женщины России” они посвящены нашим соотечественницам с древности и до 21 века включительно – тем, кто прожил необыкновенную жизнь, знал взлеты, падения и прославил свое имя в российской истории.

Комментариев (0) Posted by Said on Вторник, июля 19, 2011


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

Post A Comment