ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under Разное

Обложка книги

В издательстве “РИПОЛ классик” вышла в свет новая книга Бернарда Вербера “Древо возможного и другие истории” (english: “The Tree of Possibles”, france: “L’Arbre des possibles”). Эта книга, не похожая на прежние произведения этого культового писателя, представляет собой сборник рассказов. Немного забавных, немного фантастических. Возможно надуманных, а возможно вполне реальных.

Купить: Бернард Вербер – Древо возможного и другие истории

Среди множества удивительных книг Бернарда Вербера “Древо возможного” занимает особое место.
Это сборник рассказов-гипотез, рассказов-предположений, в каждом из которых, как сжатая пружина, заключена история нашего будущего.
Автор показывает нам, каким станет мир, если…
…если в центр Парижа упадет огромный вонючий метеорит,
…если инопланетяне будут разводить нас, как домашних животных,
…если окажется, что деревья – разумные, мыслящие существа,
… если кожа человека станет прозрачной
… если метеорит упадет на Люксембургский сад
…если ваша собственная левая рука выйдет из-под контроля вашего организма и поднимет против вас бунт…
… использовать планету Земля для приготовления жемчюжин для гигантских инопланетян
… если запустить ракету на Солнце и человек ступит на поверхность Солнца и увидит его жителей
и многое, многое другое…

Оказывается, будущее – это вполне управляемая стихия, подвластная нам, но думать о нем надо заранее…

Свою книгу “Древо возможного” Бернард Вербер посвятил Тициане.

Обложка книги изданной зарубежом

В предисловии книги Бернард Вербер рассказывает об истории появления рассказов. Так, например, на “Тайну цифр” его вдохновил разговор с его племянником, который поведал Б. Верберу, что в его классе существовала иерархия, делившая учеников на тех, кто умел считать до 10, и на тех, кто умел считать и дальше.
Идея рассказа “Чернота” пришла в голову Б. Верберу, когда он увидел, как слишком заботливый прохожий пытался перевести через дорогу старика, которому это совершенно не было нужно.
Рассказ “Последний бунт” написан после посещения дома престарелых.
“Молчаливый друг” – после беседы с профессором Жераром Амзаллагом, биологом, изучающим различные формы жизни. Научное открытие, описанное в новелле, малоизвестно, но совершенно реально.
Рассказ “Школа молодых богов” – набросок будущего романа, продолжающего “Империю ангелов”. Его проблематика – воспитание и повседневная жизнь одного из богов, управляющих нами.

С разрешения издательства “РИПОЛ классик” публикуем фрагменты из книги “Древо возможного и другие истории”:

Запах

Это было похоже на метеорит, и оно упало в самый центр Парижа, прямо в Люксембургский сад. В то ясное мартовское утро чудовищный удар сотряс окрестные дома, как будто поблизости взорвалась бомба.
К счастью, метеорит упал на заре, и жертв было немного: трое одиноких прохожих, в которых позже опознали торговцев наркотиками. Действительно, чем еще они занимались в Люксембургском саду в такую рань?
Скончалось также несколько человек со слабым здоровьем, которые, услышав шум, умерли от испуга.

Люксембургский сад

— Странно, что этот предмет не нанес больше никакого ущерба, — сказал один выдающийся ученый. — Как будто он не упал, а был положен на Землю.

Однако теперь нужно было что-то делать с огромным, больше семидесяти метров в диаметре, камнем, лежавшим посреди самого знаменитого в мире зеленого массива. Собрались зеваки.

— Да он воняет! — воскликнул кто-то.

И это действительно было так. Метеорит распространял зловоние. Астрономы, к которым обратились за разъяснением, сообщили, что метеориты, падая, иногда проходят через межзвездные серные облака, чем, скорее всего, и объясняется этот жуткий запах.
Журналисты не скупились на броские заголовки и тут же окрестили камень «космической какашкой». А публика пыталась представить себе огромного инопланетянина, которому она могла принадлежать.
Когда начинал дуть северный ветер, южные кварталы накрывало волной зловония. Как бы плотно люди ни закрывали окна и двери, все было бесполезно. Отвратительный запах проникал повсюду. Едкий, тяжелый, ужасный запах. Спасаясь от него, женщины до одури обливались духами. Мужчины надевали маски из пористого пластика или фильтры из активированного угля, почти столь же неудобные, как настоящие противогазы. Когда люди возвращались домой, их одежда источала стойкий смрад, и, прежде чем снова надеть ее, приходилось до бесконечности стирать и перестирывать ее. С каждым днем запах становился все сильнее. Была выдвинута гипотеза, что внутри метеорита находится органическая разлагающаяся масса.
Даже мухи предпочитали держаться подальше от него.
Никто не мог остаться равнодушным к этому вонючему бедствию. Стенки носа были раздражены, горло горело, язык распух. Астматики задыхались, страдавшие от насморка не решались дышать ртом, собаки выли.
Сначала метеорит стал национальной достопримечательностью, и туристы съезжались, чтобы посмотреть на него, но вскоре «космическое дерьмо» превратилось в проблему номер один города Парижа, а затем и всей Франции.
Жители покинули окрестности Люксембургского сада.

Люксембургский сад

Никому больше и в голову не приходило бегать там по утрам. Цены на квартиры падали, вонь распространялась, и люди уезжали все дальше от центра несчастной столицы.
Служба путей сообщения попыталась при помощи подъемных кранов и лебедок сбросить ужасный предмет в Сену, по которой он мог бы уплыть к океану. И черт с ним, с загрязнением окружающей среды. «Спустим воду в унитазе!» — воскликнул мэр. Но ни одна машина не смогла сдвинуть семидесятиметровый экскремент. Тогда его попытались взорвать. Но вещество было столь плотным, что метеорит не удалось ни расколоть, ни даже поцарапать.
Приходилось терпеть присутствие этой зловонной массы.
И тут молодому инженеру Франсуа Шавиньолю пришла в голову идея: «Раз мы не можем ни сдвинуть, ни разрушить его, давайте спрячем его под слоем бетона, чтобы прекратить распространение запаха». Сказано — сделано. И как раньше-то не додумались? Мэр распорядился начать операцию, которую впоследствии назвали «глазированием». Со всей страны привезли самые мощные бетономешалки, самый прочный цемент и обмазали метеорит десятисантиметровым защитным слоем. Но он продолжал вонять. Метеорит покрыли еще одним слоем бетона толщиной в двадцать сантиметров. Вонь не прекращалась. Слой за слоем. Бетон на бетон.
Через месяц поверхность метеорита исчезла под метровой коркой бетона. Теперь он был похож на куб с закругленными углами. Но запах продолжал распространяться.

— Бетон слишком порист, — решил мэр. — Надо найти менее проницаемый материал.

Шавиньоль предложил гипс, обладающий великолепными абсорбирующими свойствами. Он будет впитывать дурной запах, как губка.
Последовал очередной провал. Гипс покрыли стекловатой: «Чередуя слой стекловаты и слой гипса, мы получим двойную изоляцию, подобную той, которую используют при строительстве домов».
Углы куба округлились сильнее, но зловоние не уменьшилось.

— Нам нужен материал, не пропускающий ни унции газа, — рычал мэр.

Лбы наморщились. Какой материал может победить подобный запах?

— Стекло! — воскликнул Шавиньоль.

Как он прежде не догадался? Стекло! Эта плотная, тяжелая, непроницаемая субстанция станет самой лучшей защитой.
Рабочие растопили силикатное стекло до получения горячей оранжевой массы, которой и покрыли поверхность метеорита.
Когда стекло остыло, метеорит стал похож на большой светлый и гладкий шар. Он был огромен и прекрасен. Запах, наконец, исчез.
Париж ликовал. Люди подбрасывали в воздух противогазы и угольные фильтры. Жители вернулись с окраин, начались народные гулянья. Вокруг шара, переливавшегося как перламутр, танцевали фарандолу.
Мощные прожекторы освещали его сферическую поверхность, а парижане уже говорили о памятнике в Люксембургском саду как о восьмом чуде света, на фоне которого статуя Свободы — просто безделушка.
Мэр произнес краткую речь, в которой не без юмора заметил, что «находит совершенно естественным, что этот огромный мяч находится в городе, обладающем лучшей в мире футбольной командой». Ему оглушительно аплодировали. В раскатах смеха растворились все былые страдания. Франсуа Шавиньоль был награжден медалью, и треск фотовспышек увековечил молодого ученого рядом с гигантским гладким шаром.
А в это время в другом измерении пространства ювелир-инопланетянин Глапнавуэт принимал клиентов.

— Фантастика! — воскликнула покупательница-центаврийка. — Какой красивый искусственный жемчуг! Как вам это удалось?

Глапнавуэт хитро улыбнулся.

— Секрет.

— Вы больше не используете устриц?

— Нет. Я придумал, как выращивать более крупные и блестящие жемчужины. Устрицы обволакивают искусственное ядро перламутром, но их полировка не идеальна, а мой новый метод дает великолепные результаты.

Покупательница поднесла лупу к ближайшему из своих восьми шарообразных глаз и убедилась, что качество работы, действительно, было безукоризненным. Жемчужина, освещенная голубым светом лампы, переливалась тысячами огней. Центаврийка никогда прежде не видела ничего столь прекрасного.

— Вы использовали животное или машину? — заинтересованно спросила она.

Ювелир напустил на себя таинственный вид и его волосатые уши побагровели. Он хотел сохранить в секрете свое изобретение. Но, поскольку клиентка настаивала, прошептал:

— Я использую животных. Совсем маленьких животных, умеющих делать жемчуг лучше, чем устрицы. Так вам положить ее в футляр, или хотите сразу надеть?

— Я возьму футляр.

Центаврийка пришла в ужас от цены, которую заломил торговец, но ей очень хотелось получить драгоценность. Столь совершенная жемчужина, несомненно, произведет впечатление на ее центаврийских приемах. Она уже представляла, как во время ближайшего праздника поместит ее среди своих восьми грудей.
На следующий день ювелир Глапнавуэт, вооружившись щипчиками для бровей, поспешил отправить новую соринку в самый центр Люксембургского сада.

Скульптура в Люксембургском саду

Еще более крупную и пахучую, чем прежняя. Точно на то же место, что и первую. Для увеличения производительности еще по одной такой же соринке он положил на Красную площадь в Москве, в Центральный Парк в Нью-Йорке, на площадь Тяньаньмэнь в Пекине и на Пикадилли-Сиркус в Лондоне. Он обеспечил свое будущее. Если все пойдет хорошо, он будет получать с этой маленькой голубой планеты Солнечной системы от пятидесяти до ста жемчужин в год. И все это — практически даром. Достаточно всего одного вонючего шарика, купленного в магазине «Фарсы и розыгрыши». Конечно, потом приходится долго отмывать руки, чтобы исчез дурной запах, но игра стоит свеч.
Все подруги покупательницы-центаврийки пришли в восторг от искусственной жемчужины Глапнавуэта, и тут же захотели купить такие же.

Песня бабочки

— Это совершенно невозможно! Экспедиция на Солнце неосуществима, — уверенно заявил генеральный секретарь НАСА, расхохотавшись.
Идея была действительно несуразная. Экспедиция к Солнцу!
Человек, сидевший справа от секретаря, — офицер НАСА по особым поручениям — примирительно сказал:
— Надо признать, что генеральный секретарь прав. Путешествие к Солнцу невозможно. Астронавты сгорят, как только приблизятся к его поверхности.
— Земляне не знают слова «невозможно», — возразил маленький тучный человечек и полез в свой оттопыренный карман за арахисовыми орешками, которые принялся спокойно грызть. Его звали Симон Кац.
Генеральный секретарь НАСА обеспокоенно поднял бровь.
— Профессор Кац, вы хотите сказать, что действительно намерены отправить межпланетную экспедицию к Солнцу?
Симон Кац невозмутимо ответил:
— Рано или поздно это путешествие состоится. В конце концов, Солнце — это объект, который в небе видно лучше всего.
Человечек развернул карту, на которой была обозначена траектория полета.
— От Земли до Солнца 150 миллионов километров, но благодаря нашим новым ядерным реакторам, мы можем оказаться там через два месяца.
— Проблема не в расстоянии, а в температуре!
— Поток высвобождаемой Солнцем энергии — 1026 калорий в секунду. От него можно защититься толстыми термическими щитами.
На этот раз такая настойчивость произвела впечатление на обоих офицеров.
— Как только подобная мысль могла прийти вам в голову! — все же рассердился один из них. — Ни один человек не может и мечтать о том, чтобы приблизиться к раскаленной топке. Отправить экспедицию на Солнце невозможно. Это настолько очевидно, что мне стыдно говорить об этом вслух. Никто никогда этого не делал, и никто этого никогда не сделает, уверяю вас.
Симон Кац, продолжавший грызть арахис, не смутился.
— Мне нравится сама идея — попытаться сделать то, что еще никто не делал. Если даже меня постигнет неудача, мы добудем информацию, необходимую для последующих экспедиций.
Секретарь стукнул по большому, красного дерева, столу зала заседаний.
— Господи, да вспомните же миф об Икаре! Тот, кто хочет приблизиться к солнцу, обжигает крылья!
Лицо Симона Каца просветлело.
— Отличная идея! Вы придумали название нашему межпланетному кораблю.
В состав экспедиции на «Икаре» входило четыре человека. Двое мужчин, две женщины: Симон Кац, опытный летчик-истребитель и дипломированный астрофизик, ПьерБолонио, высокий блондин, специалист по биологии и плазменной физике, Люсиль Аджемьян, космический летчик-испытатель, и Памела Уотерс, мастер на все руки и метровом, специалист в области физики Солнца. Все они были добровольцами.
НАСА, в конце концов, сдалось. Старейшины профессии считали затею неосуществимой, но при этом решили, что программы будут более полными, если в планы исследований войдет и экспедиция на Солнце. Финансировалась же отправка зонда к каким-то сомнительным инопланетянам, ну, будет еще одной фантазией больше.
Симон и его команда получили необходимые субсидии. Сначала НАСА изо всех старалось, чтобы дело получило самую широкую огласку в прессе. Потом руководство испугалось показаться смешными.
Над НАСА будут смеяться — что может быть страшнее! Они незаметно спустили все на тормозах, но проект все же был осуществлен. Воля Симона Каца к победе была столь сильна, что преодолела все препятствия.
Ракета представляла собой гигантский холодильник. Толстый слой керамики защищал сеть водопроводных труб, охлаждаемых электрическими насосами. Корпус был покрыт асбестом и материалом с отражательными свойствами.
Двухсотметровой космический корабль «Икар» походил на огромный снаряд. Однако жилые помещения были только в кабине площадью в пятьдесят квадратных метров.
Запуск произошел под наблюдением видеокамер стран всего мира. Первые сто тысяч километров прошли относительно хорошо. Затем Симон понял, что конструкция иллюминатора оказалась не самой удачной. Солнце нещадно палило, и путешественникам пришлось изобретать многослойные фильтры. Однако тут они потерпели фиаско — солнечные лучи проникали сквозь несколько листов пластика и заливали внутреннее помещение «Икара» ослепительным светом.
Все четверо членов экипажа не снимали солнцезащитных очков. Словно они были не в полете, а на курорте. Чтобы разрядить напряжение, Симон предложил сменить рабочую форму из плотной ткани на гавайские рубашки. Он подумал и о том, чтобы всю дорогу звучала гавайская музыка, исполняемая на укулеле.
— Никто не сможет похвастаться, что у него было больше солнца в отпуске! — шутил он.
Симон умел поднять настроение своему экипажу.
Они приближались к Солнцу.
Система охлаждения работала в максимальном режиме, но жара в кабине «Икара» была невыносимой.
— По моим расчетам, — проговорила Памела, передавая тюбик с кремом Люсиль, боявшейся солнечных ожогов, — мы вошли в опасную зону. Достаточно одной солнечной вспышки, чтобы мы поджарились.

Содержание книги “Древо возможного и другие истории”:

Предисловие
Научимся их любить
Царство видимого
Запах
Та, что тревожит мои сны
Отпуск на Соколиной горе
Манипулирование
Древо возможного
Тайна цифр
Песня бабочки
Абсолютный отшельник
Хлеба и зрелищ
Осторожно: бьется
Последний бунт
Прозрачность
Чернота
Каков хозяин, таков и лев
Слишком совершенный для меня мир
Бархатный тоталитаризм
Молчаливый друг
Школа молодых богов
Об авторе

Бернард Вербер

Бернард Вербер (сентябрь, 1961 г. в Тулузе)- самый читаемый писатель во Франции. Его книги разошлись на родине писателя более чем 5 миллионным тиражом, заграницей продано в два раза больше. Романы Вербера переведены на 30 языков. Начал писать с 7 лет. Его первый рассказа на свободную тему называется “Приключения блохи”. Затем последовали рассказы “Волшебный замок” (1970), “Сыщик Топан” (1971), “Охота в глухомани глазами льва” (1978). В 1982 году поступил в Высшую школу журналистики. В марте 1983 году получил премию фонда News как лучший молодой репортер за материал о некоем виде муравьев, обитающем на Береге Слоновой Кости. Это дает мне средства для написания репортажа из Африки (Экотропный центр Ламто, Берег Слоновой Кости) по изучению муравьев Magnan.
Первая книга из трилогии о муравьях “Муравьи”, которую Вербер начал сочинять в 16 лет, вышла в свет в 1991 году (в издательстве Albin Michel), сделав писателя знаменитым. В 1992 г. – публикация “Дня муравьев”, переведенной на 33 языка и получившей Гран-при читательниц журнала “Elle”. Появилась даже компьютерная игра о том, как муравьи выстраивают параллельную цивилизацию. Еще через несколлько лет появился завершающий цикл трилогии – “Революция муравьев” (1996 г.).
В 1993 году Вербер публикует “Энциклопедию относительного и абсолютного знания”, в которой научные сведения смешиваются с вымыслом, физика -с метафизикой, математика – с мистикой. После фантастики Вербер обращается к мифологии и эзотерике. В 1994 году он публикует роман “Танатонавты” о смерти и потустороннем мире. Тема книги “Танатонавты” – завоевание Рая новыми авантюристами-исследователями, танатонавтами (Вербер выдумал это слово на основе двух греческих корней, “танатос” – бог смерти, и “наутис” – исследователь). Чтобы написать эту книгу, он изучал религии, мифологии, примитивные обряды австралийских и американских племен, тибетскую и египетскую Книги мертвы, пытался найти общие точки соприкосновения между всеми сакральными текстами. В 1997 публикует “Книгу странствий” после изучения психоанализа и техники самогипноза. Совершенно неожиданной для читателей стала вышедшая из печати в 1998 году книга “Отец наших отцов”, которую можно назвать антропологическим детективом. В 1999 году публикация комикса “Exit” (“Выход”) – это сборник приключений, исходно написанный для создания телевизионного сериала. 1 апреля 2000 года, после 2 лет работы появился роман “Империя ангелов” (по сути дела, это продолжение “Танатонавтов”, но читать книгу можно и самостоятельно). В октябре 2001 года выход книги “Последний секрет”, в которой речь идет о центре удовольствия головного мозга. В 2003 году вышла в свет пьеса “Наши друзья Человеки”. По ней снят короткометражный фильм – о людях с точки зрения инопланетян. В 2004 году пьеса “Наши друзья” поставлена в театре. Вышел первый том трилогии о богах – роман “Мы, боги”. В 2005 году вышла книга “Дыхание богов” (продолжение романа “Мы, боги”), комикс “Дети Евы” (совместно с художником Эриком Пюэшем).

Купить: Бернард Вербер – Древо возможного и другие истории

Комментариев (0) Posted by Said on Четверг, февраля 28, 2008


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

Post A Comment