ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under Разное

Однажды ночью в Париже у женщины украли сумку. Утром по пути на работу ее нашел владелец книжного магазина Лоран. В сумке оказалось множество предметов, способных немало рассказать о ее хозяйке: флакон духов, несколько фотографий, книга Патрика Модиано, красный блокнот… Но не было ни документов, ни телефона – ничего, что помогло бы ее отыскать.
Движимый искренним желанием вернуть имущество владелице, Лоран берет на себя роль детектива. Из дарственной надписи в книге он узнает, что незнакомку зовут Лора. Потом начинает читать дневник – в надежде обнаружить хоть какую-то зацепку, которая вывела бы на ее адрес или место работы. И с каждой страницей все яснее понимает, что женщина, писавшая дневник, ему нравится. Не просто нравится – он ею очарован.
Но как без адреса, без фамилии, без телефона найти человека в двухмиллионном мегаполисе?..
Романтическая, нежная, окрашенная мягким юмором история любви, пробуждающая дремлющую в душе каждого из нас надежду на чудо.

Фрагмент из книги

На крышке бака лежала дамская сумочка. Кожаная, лилового цвета, в прекрасном состоянии. Со множеством кармашков, застежек-молний, двумя широкими ручками, длинным ремнем и фурнитурой под золото. Лоран инстинктивно оглянулся, что было глупо: не думал же он, что из воздуха материализуется женщина и заявит: «Это мое». Судя по тому, что сумка лежала на крышке бака, она была не пустая. Пустую и порванную хозяйка выбросила бы в бак. Хотя, если задуматься… Разве женщины выбрасывают сумки? Лоран вспомнил женщину, что делила с ним жизнь на протяжении двенадцати лет. Нет, Клер не выбросила ни одной своей сумки. У нее их было несколько, на каждый сезон. Она и обувь не выбрасывала. Если у нее на босоножках рвался ремешок, она несла их в починку. Но даже если спасти босоножки было уже нельзя, Лоран не помнил, что бы хоть раз видел их в мусорном ведре, среди картофельных очисток. Они куда-то исчезали таинственным образом. Но, вопреки этим рассуждениям, вернувшим его к давним воспоминаниям, оставалась вероятность, что владелица сумки избавилась от нее добровольно. С другой стороны, тот факт, что такая хорошая сумка лежит на крышке мусорного бака, свидетельствовал в пользу более неприятной гипотезы. Например, что сумку украли. Лоран взял ее в руки. Открыл молнию. И обнаружил, что внутри имеется довольно много того, что на канцелярите именуется «личными вещами». Он склонился над содержимым сумки, но в этот миг из двери черного хода вышла девушка, тянувшая за собой чемодан на колесиках. Пройдя мимо Лорана, она обернулась, встретилась с ним взглядом, ускорила шаг и в следующий миг скрылась за углом. Только сейчас до него дошло, до чего подозрительно он выглядит: небритый лохматый мужчина стоит над мусорным баком и роется в дамской сумке… Он быстро закрыл молнию. Теперь перед ним со всей неотвратимостью встал вопрос морально-этического свойства: забрать сумку с собой или пройти мимо. Ведь где-то в городе горюет женщина, лишившаяся своего имущества и уверенная, что оно никогда больше к ней не вернется. «Только мне одному известно, где ее сумка, — сказал себе Лоран, — и, если я ее здесь оставлю, ее увезут мусорщики или украдет кто-нибудь еще». Он принял решение. Взял сумку и пошел. Комиссариат полиции располагался минутах в десяти ходьбы. Он сдаст им сумку, заполнит два-три бланка, а потом отправится в кафе.
Странное это было ощущение. Как будто ему доверили чужую собаку и она идет за ним, но с оглядкой. Лоран и в самом деле держал ремешок сумки, как собачий поводок, накрутив на руку, чтобы меньше бросался прохожим в глаза. Он нес предмет, явно ему не принадлежащий и абсолютно неуместный в мужских руках. Еще одна женщина наткнулась взглядом на его сумку и тут же посмотрела на Лорана. Чем дальше он брел по бульвару, тем неуютнее себя чувствовал. Казалось, все до единого встречные косятся на него с недоумением: действительно, мужик с дамской сумочкой! Да еще лиловой!
Он и вообразить себе не мог, что десятиминутная прогулка обернется такой неловкостью. Кстати, Клер, он хорошо это помнил,
несколько раз просила подержать ее сумку — когда, например, у дверей подъезда вспоминала, что забыла дома сигареты, или когда ей надо было зайти в туалет в ближайшем кафе. И Лоран стоял посреди улицы с дамской сумкой в руках. Он и тогда — сущая правда — испытывал неловкость, но совсем недолго, потому что Клер вскоре возвращалась и забирала свое имущество. В те редкие минуты Лорану случалось ловить на себе взгляды женщин, понимающих, что он держит вещь, принадлежащую одной из их сестер, но в этих взглядах не было презрения — разве что легкая ирония. Стоит себе человек на улице и ждет жену. Это было
так же очевидно, как если бы он, на манер человека-бутерброда, нацепил на себя плакат с надписью «Моя жена сейчас вернется». Ему навстречу попалась стайка старшеклассниц в джинсах и конверсах. Они расступились, пропуская его, и его ушей
коснулось фырканье, сменившееся дружным смехом. Над чем они смеялись? Может, над красный блокнот ним? Он бы предпочел этого не знать. Какие чувства он вызывает у прохожих? Насмешку? Или подозрения? Он перешел на другую сторону улицы и нырнул в переулок. До комиссариата можно добраться и в обход.
Свет в приемную — комнату с серовато-бежевыми стенами — проникал сквозь окно без ручки с матовым стеклом. Пластиковые стулья, стол из ДСП. Двери двух кабинетов распахнуты настежь. Отдел, принимающий заявления о кражах, больше всего напоминал чистилище для женщин, лишившихся своих сумочек. Их здесь было пятеро, молодых и не очень, молчаливо ожидавших своей очереди. В одном из кабинетов пожилая дама с палочкой, утирая слезы, рассказывала свою историю; ее лоб закрывала толстая марлевая повязка. Пришедший вместе с ней седой мужчина явно чувствовал себя не в своей тарелке и не знал, куда девать глаза. Лоран находился в одном из тех ужасных мест, куда лучше не попадать, — вроде отделений неотложной помощи, служебных кабинетов таможенников в аэропорту, исправительных заведений и т. п. Проходя мимо одного из таких учреждений, мы тихо радуемся, что сейчас не там, а здесь, на улице, даже если с неба льет как из ведра. «Да что толку-то? — вслух произнесла невысокая брюнетка, читавшая “Вог”. — Все равно никто нам наших сумок уже не вернет». Мимо них прошествовал молодой офицер с толстой пачкой отксерокопированных документов.
— Извините, — обратился к нему Лоран. — Я тут нашел сумку…
Все пять сидевших в очереди женщин немедленно обратили на него взоры.
— Это не ко мне, — тотчас ответил Лорану офицер. — Вам надо вон в тот кабинет.
Из кабинета как раз выходил крупный мужчина с бритым черепом и маленькими глубоко посаженными глазками. Он провожал очередную посетительницу. В дверях он остановился и посмотрел на Лорана и его лиловую сумку.
— Я сумку принес… — повторил Лоран. — Нашел на улице.
— Прекрасный гражданский поступок! — отозвался бритоголовый. Он говорил густым сочным басом. — Амели! — позвал
он, и на его призыв из того же кабинета показалась белокурая пухленькая женщина. — Я говорю месье, что он совершил прекрасный гражданский поступок. — Ему самому явно нравилась отточенность собственных формулировок. — Он принес нам найденную сумку!
— Как замечательно! — подхватила Амели. Лоран слышал в ее голосе искреннее уважение к мужчине, не пожалевшему времени
для спасения дамской сумочки.
— Сами видите, — продолжил бритоголовый, правда, теперь его бас звучал чуть устало, — у нас тут очередь… Я смогу вас
принять… скажем… — Он бросил взгляд на часы. — Скажем, через час.
— Не раньше, чем через час, — мягко поправила его Амели, и он согласно кивнул головой.
— Может, я завтра утром зайду? — предложил Лоран.
— Как вам будет удобно, — ответил полицейский. — Мы работаем с девяти тридцати до часу и с двух до семи.
— Вы можете отнести сумку в бюро находок, месье, — добавила его коллега. — Улица Морийон, дом тридцать шесть. Это в Пятнадцатом округе.
Когда он выходил из комиссариата, пришла еще одна эсэмска. Электричка наконец тронулась, но к открытию магазина Мариза все равно не успевает. Лоран прошел мимо кафе «Надежда», даже не замедлив шага, — ничего, прочтет заметки о романе Пишье на работе. Перед жилым домом стоял зеленый грузовичок, и два молодых парня с наушниками на головах с грохотом опрокидывали в нутро машины мусорные баки. Опоздай он на несколько минут, и сумка точно сменила бы владельца, а то и вовсе отправилась на городскую свалку, где ее красотой наслаждались бы одни только чайки. Временный хранитель чужого имущества, Лоран поднялся в квартиру, положил сумку на диван и отправился открывать магазин. Можно было начинать день.

Это одновременно и увлекательный детектив, и очаровательная любовная история, которая тронет самого закоренелого циника.
The Telegraph

Всем, кто в восторге от «Элегантности ежика», читать обязательно!

Library Journal

Антуан Лорен – блестящий рассказчик!

Антуан Лорен — парижанин в пятом поколении, журналист, сценарист, режиссер, коллекционер антиквариата и автор шести книг. Его роман «Шляпа Миттерана» стал бестселлером и получил несколько престижных литературных премий. «Красный блокнот» издан на четырнадцати языках.
Le Figaro

Комментариев (0) Posted by Said on Четверг, июня 23, 2016


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

Post A Comment