ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under культурология

 Обложка книги

“Бобби Фишер идет на войну” это захватывающая история о легендарной шахматной битве в Рейкьявике (1972) между советским чемпионом Борисом Спасским и американским претендентом Бобби Фишером, эпическая конфронтация времен холодной войны и самый известный шахматный матч двадцатого века. Опираясь на ранее неизвестные документы и личные беседы с главными действующими лицами тех событий, авторы – известные британские журналисты Джон Айдинау и Дэвид Эдмондс – сумели создать настоящий триллер на шахматную тему!

Купить: Джон Айдинау, Дэвид Эдмондс “Бобби Фишер идет на войну”

Холодная война СССР и США сделала встречу в Рейкьявике непримиримым интеллектуальным поединком на пределе человеческих возможностей.

Опираясь на ранее неизвестные документы и интервью с участниками и свидетелями легендарного матча, известные британские журналисты сумели создать настоящий шахматный триллер!

Выход этой книги на русском языке совпал с безвременным уходом из жизни 11-го чемпиона мира Бобби Фишера. Величайшему шахматисту современности было отпущено всего шестьдесят четыре года, по числу клеток на шахматной доске.

Обложка книги изданной зарубежом

С 1948 года в чемпионатах мира по шахматам доминировал Советский Союз. Москва утверждала, что победы свидетельствуют о превосходстве советской политической системы. но вот появился Бобби Фишер.

Эксцентричный гений, Фишер обладал уникальными данными для того, чтобы принять вызов Советов. Каждый час его жизни был посвящен игре. Он проделал все препоны ради достижения чемпионства. Когда непредсказуемое поведение Фишера достигло апогея, ему позвонил Генри Киссинджер, убедив сражаться за свою страну.

против него вышел Спасский: сложный, тонкий игрок, не похожий на предыдущих советских чемпионов мира. Авторы выяснили, что, когда Спасский начал проигрывать, на сцену вступил КГБ.

Основанная на неопубликованных документах из архивов Советского Союза и США, эта удивительная история посвящена прошлому, политике и шахматам. А в основе ее – человеческая драма, история блеска и триумфа, гордости и отчаяния.

Обложка книги изданной зарубежом

С разрешения издательства “РИПОЛ классик” публикуем отрывок из книги “Бобби Фишер идет на войну”:

Как же получилось, что  чемпионат мира проходил в Рейкьявике?

Все три претендентских матча Фишер провел в Америке: в Ванкувере, в Денвере и Буэнос-Айресе. Через Эда Эдмондсон, исполнительного директора Шахматной федерации США, он предложил Максу Эйве, чтобы и финальный матч проходил в США, несмотря на то, что игра на американской земле дает ему неоспоримые преимущества. Он категорически отказывался рассматривать СССР в качестве варианта; в числе прочего.Ю там бы он тревожился за свою безопасность. Спасский со своей стороны опасался того же в США. Однако он не хотел, чтобы матч проходил и в СССР; его сильно беспокоило, что некоторые коллеги могли поддерживать Фишера.

Если не в СССР и не в США, то где? Начиная поиски, ФИДЕ объявила, что любой город мира может заявить о своем желании принять у себя чемпионат, и запечатанные конверты с предложениями должны быть присланы до 1 января 1972 года. Некоторые города предложат за право проведения этого матча суммы, которые выглядели тогда беспрецедентными.

Когда в 1969 году Спасский победил в Москве Тиграна Петросяна, приз составлял 1400 долларов. На сей раз речь шла о совсем других деньгах. Белград, столица Югославии, где по шахматам сходили с ума, предложил в сто раз больше – 152 тысячи долларов. Второй югославский город, Сараево, готов был предложить 120 тысяч. Буэнос-Айрес давал 100 тысяч долларов, как и третий югославский претендент, город Блед. Были и другие предложения: Амстердам, Рио-де-Жанейро, Монреаль, Загреб, Цюрих, Афины, Дортмунд, Париж, Богота и Чикаго (его дисквалифицировали за опоздание с подачей заявки). Рейкьявик предложил 125 тысяч, то есть по пятьдесят центов с каждого мужчины, женщины и ребенка Исландии; вся эта сумма была гарантирована правительством, хотя организаторы надеялись не только компенсировать издержки, но и получить доход, продав права на телевизионный показ.

Заявку подал Гудмундур Тораринссон,президент  Исландской шахматной федерации. Его выбрали (в его отсутствие) двумя годами ранее: пост перешел от его брата, Йохана, одного из лучших шахматистов Исландии. Именно Йохан посоветовал исландцам бороться за этот матч. Гудмундур говорит, что с неохотойсогласился возглавить эту попытку; в конце концов, у него была основная работа – консультант по строительному бизнесу. Однако Тораринссон обладал политическими амбициями, а подобная кампания была единственным шансом обратить на себя внимание. Помогло и то, что он принадлежал к левоцентристсткой прогрессивной партии коалиционого правительства и был хорошо знаком с премьер-министром Олафйром Йоханнессоном.

Спасского и Фишера попросили составить список предпочтений. На этой стадии основным желанием Спасского было играть на нейтральной земле и не делить матч между двумя городами. Он беспокоился и о погоде,а потому склонялся к Голландии. Исландцы могли бы указать, что в Рейкьявике такой же климат, что и в родном городе Спасского, Ленинграде.

Фишера, казалось, климат не беспокоил. “Деньги, деньги, деньги” – вот о чем он заботился больше всего, по крайней мере, так утверждал. Его предпочтения всегда были на стороне тех, кто предлагал большую сумму, – в данном случае Белграда, где его с восторгом встречали еше после межзонального турнира в городе Портороже, когда ему было пятнадцать лет. именно поэтому, с точки зрения Спасского, Югославия была неприемлема.

Что же тогда выбрать? Для советских необходимостью  торговаться и искать компромиссы означало болезненное пробуждение. Еще со времен войны у них была монополия на чемпионаты. Детали любых разногласий держались за закрытыми дверями. За этими дверями определялись и место, и условия, и призы. Теперь советские власти должны были учиться искусству переговоров в сложнейших обстоятельства, имея дело и с американцами, и со Спасским.

Преобладала атмосфера смятения и неуверенности. Обсуждалась возможность сыграть половину матча в США, половину – в Ленинграде.  идею отклонили; в списке оставались Амстердам, исландия и Блед – или, если не Европа, то Аргентина. Позже сформировался следующий порядок: Рейкьявик, Дортмунд, Париж, Амстердам. Прежде чем был составлен список, произошли дополнительные перетасовки. Интересно, что в процессе принятия решения советской стороной материальный вопрос не играл существенной роли.

Неудивительно, что во всей этой суете первая серьезная ссора между  Советским Союзом и ФИДЕ возникла из-за простого непонимания в процессе спешного урегулирования списка предпочтений. Изначально его подача была назначена на 31 января 1972 года, но советская сторона считала, что Эйве перенесут дату приема на 27 число; сам де он утверждал, что новая дата просто означала просьбу ФИДЕ ускорить процесс. Москва подала список 27 января. Американцы сдали свой четырьмя днями позже, и, к большому раздражению и ужасу Москвы, Эйве принял его как полученный вовремя.

Содержание книги “Бобби Фишер идет на войну”:

Действующие лица
Чемпионы мира по шахматам до 1972 года
Глава 1. Матч века
Глава 2. Мальчик из Бруклина
Глава 3. Мимофант
Глава 4. Дитя террора
Глава 5. Русский из Ленинграда
Глава 6. Живые шахматы
Глава 7. В Рейкьявик напролом
Глава 8. Неприятности в раю
Глава 9. Большая битва
Глава 10. Бобби исчезает
Глава 11. Кто виноват?
Глава 12. В гневе
Глава 13. Кровь в задней комнате
Глава 14. Прямая конфронтация
Глава 15. Любовь – ненависть
Глава 16. Повержен
Глава 17. Миттельшпиль
Глава 18. Шахматная лихорадка
Глава 19. Горький финал
Глава 20. Закулисные события и тайные вредители
Глава 21. Партнеры – соперники
Глава 22. Но нет покоя голове в венце
Приложения
Благодарности
Фотографии
Под колпаком ФБР
Словарь
Избранная библиография
Указатель имен и событий

Купить: Джон Айдинау, Дэвид Эдмондс “Бобби Фишер идет на войну”

Комментариев (105) Posted by Said on Воскресенье, августа 10, 2008


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

105 Responses to “Бобби Фишер идет на войну”

Post A Comment