ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under биографии

Обложка книги

В издательстве АСТ выходит книга Льва Дурова “Байки на бис”. Где бы ни появлялся Лев Дуров, он – как фокусник, который достает зайца из шляпы так же неожиданно, но всегда по делу травит байки. Коротенькие истории, анекдоты, придуманные жизнью.

Народный артист СССР Лев Константинович Дуров – блистательный рассказчик, его байки славятся не только в театральном мире, но и давно уже завоевали поистине всенародную любовь.

Актер, рассказчик, режиссер,
Но это Леву не колышет,
Он стал писать с недавних пор,
Наврет, поверит и запишет… -

такую эпиграмму написал о нем Валентин Гафт.

Но сам автор утверждает, что его байки абсолютно правдивы.
Эта книга – наиболее полный сборник правдивых, веселых и грустных баек от Дурова. Театральные байки существуют, наверное, столько, сколько существует театр, потому что у театра, я думаю, даже не две, а несколько жизней: самая главная, основная – это сцена, вторая – это репетиционный зал, а третья – это замечательная закулисная жизнь. И чем интереснее и сложнее театр, тем интереснее вот эта третья жизнь, которая состоит из баек, из историй, которые во многом составляют лицо этого театра. Я думаю, что первые байки появились еще в театре древней Греции. Не даром античный театр символизируют две маски – одна трагическая, а другая улыбающаяся, комическая. Трагедия и комедия – их соединение в театре и есть его основа, - говорит Лев Дуров.

- Многие, когда слышат мои истории, говорят: этого не может быть, -рассказывает артист. - Но курьезы в жизни все же случаются. Мир вокруг нас смешной и удивительный. Успеешь записать – хорошо, не успеешь – история улетела. И все-таки большинство случаев запомнилось. Их я охотно рассказываю. Треплюсь повсюду. А потом гляжу: выходит какой-нибудь артист на сцену и выдает мою историю как свой юмористический номер. Только Михаил Евдокимов, рассказывая в своем концерте новеллу про бабушку Клаву, всегда подчеркивал, что услышал ее от Льва Дурова. Тогда я решил написать книжку, в которую вошли мои байки про пиротехников, суфлеров, известных артистов, режиссеров…

С разрешения издательской группы “АСТ” публикуем фрагменты из книги “Байки на бис”:

Клизма от Ефремова

Олег Николаевич мог выкидывать жуткие номера.
В театре был такой предбанник, в котором всегда сидели актеры, ждали нового расписания, узнавали время репетиций.
Однажды, когда там собрались все корифеи – Сперантова, Коренева, Чернышева, Воронов, Перов, – появился Ефремов, постоял-постоял и говорит:
- Что-то писать хочется. Пописать, что ли?
И, повернувшись спиной, стал писать на стенку. Корифеи вскочили и с криком: “Вот они, актеры современные! Безобразие!” – разбежались. Олег Николаевич застегнул ширинку и отправился куда-то за кулисы.
Он вошел в гримуборную к Матвею Семеновичу Нейману (а у Неймана был устрашающий вид – бритая голова, выдвинутая вперед челюсть). Он как раз разгримировывался и мылся над раковиной. Олег Николаевич отодвинул Неймана и стал писать в эту раковину. У Неймана лысина побагровела, потом посинела, он заорал:
- Это что такое?! Этого не может быть! Рядом с моим лицом! Боже мой!
И тоже куда-то убежал. Олег пошел дальше и вошел в гримуборную, в которой сидел Чумак, родной брат Алана Чумака, который нам последние годы морочил голову. Он сидел за гримировальным столом по пояс голый. Олег опять подошел к раковине и стал в нее писать. Чумак взревел:
- Это что такое?!!
Олег развернулся и полоснул струей вдоль его огромной атлетической спины. Чумак заорал: “Убью!”, Олег выскочил в коридор, они стали дергать дверь за ручки туда-сюда. Потом Олег оторвал ручку, упал на пол и побежал по коридору. Чумак выскочил со стулом в руках. И тут неожиданно Олег развернулся, левую руку выставил ладонью вперед, а правой судорожно ковырялся в ширинке. И неожиданно выдернул оттуда огромную клизму. Выяснилось, что она была приготовлена для какого-то спектакля в бутафорском цехе. Он придумал вот такой идиотский ход, наполнил клизму водой и засунул себе в брюки.
Но к этому времени уже разразился скандал, его вызвали к Шах-Азизову, и тот сказал:
- Да, Олег Николаевич! Ведущий актер, мастер… Боже мой, вам не стыдно? Какой пример даете молодым? А еще жалуетесь на Дурова!

Беда не приходит одна

Однажды я лежал в Институте Склифосовского. В мою палату привезли пациента, забинтованного с ног до головы, прямо как египетская мумия. Оказалось, что он главный инженер крупного завода. Как-то сидел в своем кабинете, ждал американскую делегацию, которая должна была появиться с минуты на минуту, и отчитывал своего заместителя. И настолько разгорячился, что ударил в сердцах кулаком по столу, попал по линейке, которая лежала так, что подцепила пузырек с чернилами… Пузырек подлетел, и все его содержимое попало на новую белую рубашку главного… Паника, что делать? Американская делегация вот-вот появится… Пробовали отстирать рубашку. Не вышло. Тогда секретарша принесла ацетон. “Сейчас мигом отойдет”, – сказала она.
Налила ацетон в тазик и опустила туда рубашку. А было это в 60-е годы. И в моде был нейлон. Понятно, вся эта синтетика в ацетоне моментально растворилась… Но на этом дело не закончилось.
“Раствор” вылили в унитаз… Расстроенный инженер пошел в сортир и случайно попал в ту самую кабину. Закурил, стряхнул пепел с окурка в толчок и… взорвался.

Чудо-средство от облысения

Когда я работал в “Ленкоме”, театр гастролировал по всей стране. Как-то поехали мы на очередные гастроли. Меня пришли провожать мои друзья – акробаты братья Воронины. Они, любя меня, притащили какую-то чудодейственную мазь, избавляющую от облысения. Где-то в Тбилиси ее раздобыли. Странная масса, пахнущая чесноком. Всучили мне банку и пластиковую шапочку. Проинструктировали: втирай, дескать, на ночь в лысину, натягивай шапочку, а утром смывай. Недели через две волос попрет!..
Я в одном купе с нашей примой Ольгой Яковлевой, а в соседнем – неугомонная четверка: Гена Сайфулин, Валя Смирнитский, Георгий Мартынюк и Игорь Кашинцев. Ребята сразу же начали “соображать”. Вскоре скребутся ко мне:
- Дед (одно из моих прозвищ), дай чего-нибудь закусить.
- Да нет у меня ничего.
- Ну что ты жмешься – вон у тебя какая-то закусь в банках. И как раз чесноком пахнет.
- Мужики, – говорю, – это мазь от облысения.
- Свистишь, дед, – и ушли недовольные.
Гудели до утра, спать всем мешали. Думаю: надо ребят проучить. Вижу – на крючке висит парик Ольги Михайловны. Длинный, кучерявый. Натянул парик, вылез по пояс голый и в соседнее купе стал стучать. Открыли они и спьяну глаза вытаращили. А я им этак торжественно-возмущенно:
- Что, суки, не верили?!
Смирнитский упал с полки и сломал руку. Мартынюк угрюмо пробормотал, обращаясь сам к себе:
- Допился…
У Сайфулина начались судороги. А лысый Кашинцев воскликнул с восторгом:
- Это, блин, жизнь! – и упал лицом в подушку.
Я удалился. А минут через пятнадцать они опомнились и стали ломиться в наше купе. Но строгая Ольга Михайловна их не пустила.
Весь гастрольный сезон Смирнитский ходил со сломанной рукой и смотрел на меня волком.

Искусство перевоплощения

Я на гастроли в поезд никогда не беру ни спортивного костюма, ни тапочек. Меня всегда пугает такая картина – через пять минут после отхода поезда в коридоре появляется какая-то странная спортивная сборная очень пузатых мужиков.
Я очень давно играю спектакль “Афинские вечера” и часто езжу в одном купе с Ольгой Александровной Аросевой. И если ночью я решал прогуляться, то надевал ее красивые, расшитые золотом тапочки, снимал с вешалки ее халат, тоже надевал его на себя и тихо-тихо пробирался по коридору.
Однажды, когда Ольга Александровна утром пошла в туалет умываться, она услышала себе вслед такую реплику: “Ну надо же, в парике такая красивая, такая изящная, а ночью ты б ее видела! Лысая, ножки тоненькие! Ну что ты хочешь, актриса. Преображается”.

Купить:  Лев Дуров – Байки на бис

Комментариев (0) Posted by Said on Понедельник, марта 31, 2008


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

Post A Comment