ЛитБлог
Книжные новинки и рецензии на них
Filed under романы

В “Редакции Елены Шубиной” (издательство “АСТ”) выходит новый роман известного прозаика Алисы Ганиевой “Жених и невеста”
Алиса Ганиева российский литературный критик, редактор, лаауреат премии «Дебют» («Открытие года»)

С разрешения “Редакции Елены Шубиной” (издательство “АСТ”) публикуем фрагмент из книги “Жених и невеста”:

- Ну, смотри, – начала мать, доставая из кармана халата очки и расправляя свою бумажку со списком подходящих девушек на выданье, – первая у меня идёт дочка Бариятки.
- Ну нашла, с кого начать. Она же двух слов связать не может. – запротестовал Марат.
- А тебе нужно, чтобы она с трибуны выступала? Смешной ты тоже, Марат. Главное, чтобы с совестью была, а не такая, которой лишь бы хапнуть. Как воровка, про которую Зарема мне рассказывала…
- Мама…
- Заремина односельчанка, оказывается, сначала жениху согласие дала, золото с него получила, а потом сбежала в другое село с золотом и за другого вышла. Теперь её семья от позора за порог не суётся. Компенсацию собирает.
- Ну что за глупости? Это явно сама тётя Зарема придумала, у неё подходящее воображение. Кому это золото вообще нужно?
- Что значит, кому нужно? Я для твоей невесты уже сто тысяч отложила. И магазин присмотрела в городе. Схожу с ней, пускай сама выбирает на эту сумму. Заодно на вкус её посмотрю. Если крупные цацки выберет, которые на три километра блестят, мы, может, от ворот поворот сделаем. Зачем с цыганской дурой связываться?
- Да про Барияткину дочь сразу понятно, что дура.
- А ты что, с ней разговаривал?
- Я её страницу в Интернете видел. Все время саму себя фотографирует. А еще картинки: котята, дети читают Коран, статус «я – дерзкая персона с ноль пятого региона», состоит в группе «Красоточки-дагестаночки-мусульманочки»… Вычёркивай!
Мать вздохнула с непониманием, покусала губу, занесла ручку над нужной строчкой и, помедлив, вычеркнула.
- Кто там следующий? – зевнул Марат.
- А что ты зеваешь? – покосилась на него мать. – Вот послушаешь Сабрину, у тебя эти зевки в кишках застрянут и до рта не дойдут.
- Какая ещё Сабрина?
- О, такая умница! Как академик! Из семьи Шаховых. Отец – военный, мама кардиолог, дедушка директором театра был… Золотая девочка! Медицинский на красный диплом закончила.
- Фотография есть? – полушутя-полусерьёзно полюбопытствовал Марат.
Но мать как будто готовилась к вопросу. Полезла рукой в карман и вытащила фотокарточку, с которой холодно глядела тонкогубая красавица с длинными, тёмными бровями.
- Откуда фотографию взяла? – удивился Марат.
- У Фирузы с Проспекта попросила.
- А у Фирузы она откуда?
- Фирузин покойный муж вообще-то был братом Шахова. И сын её Шах, с которым вы на юрфаке учились, двоюродный брат Сабрины.
- А, так это сестра Шаха. В городе живут?
- Рядом с центральной площадью! Пойдем к ним в гости прямо завтра. У них там дядя полгода назад от инфаркта умер, так что предлог есть. Выразим соболезнование, а вы приглядитесь друг к другу.
- Ну ладно, посмотрим. Кто там ещё в списке?
- Луизина племянница. Луиза так много про неё рассказывает. В детстве в ансамбле танцевала, сейчас учится вроде бы на экономиста. Видела её на одной свадьбе, – ну прямо тростиночка! И меня узнала, подбежала, давай целовать, обнимать, хотя я её только маленькой помню. Вот это я называю хороший характер. Будем у Абдуллаевых на сватовстве, там её и посмотришь.
- Ты хоть имя-фамилию её скажи, я в Интернете найду сначала, посмотрю, что за фрукт.
- Да я сама тебе её вживую покажу, к шайтану твой Интернет!
- Ну а дальше кто?
- Дальше с работы Асельдера…
- Из отцовского Института?
- Да, у них в отделе молодая специалистка работает, активистка, секретарь. Я не хотела её в список вносить, пока сама не посмотрела. Специально пошла к Асельдеру на работу. Смотрю: деловая такая, подвижная, не пропадёт. Там же в кабинете косметикой торгует.
- Да, мама… Какой-то бедный выбор…
- Что значит, бедный? Я знаешь, скольких отсеяла, скольких перебрала, всю округу опросила. Хотела Муишкину дочку, но во дворе о ней нехорошо отзывались. Потом думала Курбановых, но потом узнала, что они с Халилбеком сильно дружат и сразу себе сказала «нет!», – занервничала мать. – Сам найти никого не можешь который год, а меня критикуешь! Вот, следующую ты знаешь, – Заира.
- Заиру сразу убери.
- Почему это «убери»? Своя, поселковая, толковая.
- В косынке ходит.
- Не в хиджабе же! Замотанных я сама терпеть не могу, а в косыночке что? Очень мило.
- И молится. Даже думать не хочу.
- Это тебя Русик против молящихся настроил? Отец тоже молится, и что? И в хадж, иншалла, поедет…
- Мама!
- Хорошо, хорошо, вычёркиваю.

Комментариев (0) Posted by Said on Четверг, марта 19, 2015


You can follow any responses to this entry through the magic of "RSS 2.0" and leave a trackback from your own site.

Post A Comment